Центры паломничеств

Святые места

Сирийский монастырь Пресвятой Богородицы

Описание Сирийского монастыря Пресвятой Богородицы

Этот монастырь, один из четырех известных монастырей, расположенных в Wadi Natrun , вероятно, был основан в шестом веке, хотя некоторые источники говорят о его более позднем возникновении. Он находится примерно в пяти метрах к северо-западу от монастыря Anba Beshoy.

Сирийский монастырь Пресвятой Богородицы

Этот монастырь тесно связан с именем Юлиана и его еретической доктриной, которые будут распространяться по всей территории Египта Патриархом Тимоти III (517-535). Юлиан был сторонником монофизитства, на Константинопольском соборе 536 г против него была провозглашена анафема. Юлиан имел много противников (в том числе и в Египте) и много сторонников своей доктрины. При великом антимонофизитском движении начала царствования Юстина I, Юлиан в 518 г. лишился епископского престола и бежал в Александрию, где нашел приют в одном из монастырей. Здесь он встретил патриарха Севера, изгнанного из Антиохии. С последним у него произошло разногласие по вопросу о том, было ли тело Христа во время пребывания на земле нетленно или тленно, что являлось дальнейшей стадией в развитии монофизитства. Север выступил за вторую альтернативу, Юлиан - за первую, и приобрел в Александрии массу сторонников своего взгляда. Этот спор привел к расколу, выразившемуся в избрании двух александрийских патриархов, Феодосия и Гайана. Обе партии - феодосиане и гайанисты - горячо боролись друг с другом и просуществовали до VII в. Юлиане верили, что тело Господа Иисуса Христа были не тленно. Они держались, учения о том, что тело Христа было так неразрывно объединено со Святым Отцом, что было безгрешным и нетленным.

Для Православной Церкви, однако, Христос принял воплощение в человеческой плоти, которые не позволили ему быть идеальным и абстрактным, и тело Христа поэтому было тленным. Так, Православная Церковь подтвердила и уточнила мысль о реальной человеческой природе Христа. И все же, в монастыре в Wadi Natrun (Scetis), некоторые монахи принял доктрину Юлиана. Большинство монахов стали последователями Aphtartodocetism, теми, кто отказался принимать доктрину Юлиана. Они получили разрешение от губернатора Aristomachus на возведения новых церквей и монастырей, чтобы они могли поселиться отдельно от Юлиан.

Эти новые объекты зачастую были построен рядом со старыми, даже сохраняли те же названия, но добавлялось к нему имя Богородицы (Божией Матери, или Бого-родительницы). Таким образом, они признавали значимость воплощения Иисуса и подтверждали достоинства Святой Богородицы.

Таким образом, Сирийский Монастырь был создан из Anba Beshoy (Pishoi) монастыря, противниками юлианских доктрин. Таким образом, он первоначально именовался Монастырь Святой Девы Богородицы Anba Beshoy, но еще до начала восьмого века, проблемы в отношениях между Православными Христианами и Юлианами погибли, и больше не было никакой необходимости поддерживать существование двух отдельных монастырей. Тогда монастырь был продан группе богатых сирийских купцов, родом из Tekri в Месопотамии, за сумму 12 000 динаров. Они обосновались в al-Fustat в Старом Каире, и некий Marutha из Takrit в восточной Сирии был инициатором приобретения этого монастыря для использования сирийскими монахами, которые переименовали этот монастырь в Сирийский Монастырь Святой Богородицы. Однако, некоторые рукописи именуют этот монастырь в то время как Сирийский Монастырь Божьей Матери. Сирийские монахи присутствовали в Wadi Natrun начиная с конца четвертого столетия, живя среди других монахов. Возможно, Сирийцы желали жить в монашеском сообществе, которое будет этнически и культурно гомогенно.

Все Монастыри в Wadi Natrun подвергались ужасным нападениям со стороны кочевников пустыни (бедуинов), и пятое из них, произошедшее в 817 нашей эры, было особенно пагубным для этого монастыря. Впоследствии в 850, монастырь был восстановлен, благодаря, прежде всего, неустанным трудам двух монахов, Матфея и Авраама. После восстановления монастыря, в 927 нашей эры, его игумен (hegomenos, название, данное священникам и монахам, чтобы подчеркнуть их ведущие роли) по имени Moses Nisibis (907-943 нашей эры) ездил в Багдад, чтобы попросить халифа al-Muqtadir bi'llah предоставить монастырю освобождение от налогов. В Сирии и Месопотамии он занимался поисками древних рукописей, и спустя 3 года, он возвратился в Египет, принеся с собой 250 сирийских рукописей. Вскоре монастырь стал процветающим и важным объектом, обладающий многими художественными сокровищами и богатой библиотекой сирийских текстов, что сделало ее одним из основных источников для изучения истории и культуры Сирии.

По данным переписи, проведенной Mawhub ibn Mansur, известно, что в конце одиннадцатого столетия (1088) монастырь был населен приблизительно шестьюдесятью монахами. Тогда монастырь был третьим по величине монастырем в Wadi Natrun, после монастырей Святого Макариуса и Святого Иоанна Маленького. Так же известно, что когда-то в середине двенадцатого столетия, был период в течении десяти лет, когда "там не присутствовало никого из сирийских священников". В четырнадцатом столетии, как и другие монастыри Wadi Natrun, монастырь был вновь опустошен, но на сей раз бичом чумы. . Таким образом, когда монах по имени Моисей из монастыря Mar Gabriel в Tur Abdin пришел в этот монастырь в 1413 году, он нашел только одного, оставшегося в живых сирийского монаха. Так же известно, что Патриарх Антиохии Игнатий XI, который посетил монастырь в конце пятнадцатого столетия, предоставил ему привилегиям в уплате налогов и щедрые пожертвованиям, чтобы восстановить его на прежнюю славу. С того момента (и до настоящего времени), египетские монахи вновь начинают присутствовать в монастыре, к 1516, только восемнадцать из этих сорока трех монахов монастыря были сирийцами.

С приходом египетских монахов в Сирийский Монастырь к нему вернулась былая слава, и численность монахов монастыря заметно возросла. К моменту патриаршества Габриэля VII (1526-1569), который сам был монахом из Сирийского Монастыря, монастырь настолько увеличился, что смог отправить 10 монахов в Монастырь Святого Павла и 20 монахов в Монастырь Святого Антония в Восточной Пустыне, когда эти две общины были опустошены в результате набегов бедуинов.

В семнадцатом веке, западные путешественники из Франции, Германии и Англии посещавшие монастырь и сообщали, что существуют две церкви, одна для Сирийцев и другая для коптских Православных монахов. Они также упоминают удивительное Дерево Святого Ефрема. Интересно, что согласно традиции, Ефрем был отшельником и сирийским богословом четвертого столетия из Nisibis. Он стремился встретить святого монаха Pshoi, и с этой целью он приехал в Wadi Natrun . Он посетил хижину отшельника Pshoi, которая была расположена на будущей территории Сирийского монастыря. Однако, когда эти два мужчины встретились, они были неспособны общаться, потому что Ephrem говорил только сирийском языке. Внезапно и чудесно, Pshoi начал говорить на сирийском, что позволило посетителю понять его. Во время этой беседы посох Ефрема опирался о дверь хижины отшельника, внезапно он укоренился и покрылся листвой. Это дерево - индийский финик, чудом выросший из посоха Святого Ефрема и по сей день можно наблюдать в Сирийском Монастыре, рядом с церковью Святой Богородицы.

К середине семнадцатого столетия мы уже не находим никакого свидетельства, что сирийские монахи все еще населяли монастырь. Как свидетельствует посетивший его в1634 году лютеранский миссионер из Lubeck Peter Heyling. Этот факт, возможно, удивил Levanese Joseph Simeonis (Yusuf'Sim'an) Assemani, которого Папа римский Clement XI посылал в Египет, чтобы искать древние тексты в 1715 и 1735 годах. Когда он посетил Сирийский Монастырь, он так же не нашел ни одного сирийского монаха. Однако, ему удавалось посетить библиотеку монастыря и приобрести сорок драгоценных рукописей, которые сегодня сохранены в Ватиканской Библиотеке.

Позже, между 1839 и 1851, британский Музей в Лондоне также приобрел приблизительно пятьсот сирийских рукописей из библиотеки монастыря, это были рукописи не только по религиозной тематике, но также и философские и литературные произведения. На самом деле, в 1730 Granger отказали в посещении библиотеки, но Browne нашел невозможность приобрести некоторые рукописи в 1792. Однако, в 1799 Andreossy вернул библиотеке некоторые манускрипты, а лорд Curzon купил значительное количество рукописей в 1837. Tattam смог приобрести для британского Музея в 1839 много рукописей, в то время как Tischendorf получил только несколько листов пергамента в 1844. в общем количестве Британский Музей получил более чем двести пунктов от Pacho в 1847, хотя в 1852, Brugsch был неспособен что-либо купить. Монастырь посещали и другие посетители, такие как Лансинг (1862), Честер (1873), Junkers (1875), Jullien (1881) и Батлер (1883).

Впоследствии, эти самые рукописи вдохновили лингвистов на интенсивное исследование Сирийского языка и культуры, поскольку до того времени, много классических текстов от Aristotle, Euclid, Archimedes, Hippocrates и Galen были известны Западным ученым только в их латинских переводах тринадцатого столетия. Но даже они были переводами из более ранних арабских источников. Даже при том, что многие из рукописей Сирийского Монастыря достигли нас только во фрагментированном виде, эти документы - самые старые копии важных греческих классических текстов, многие из которых относятся к пятому столетию.

Только два коптских патриарха были монахами Сирийского Монастыря. Это был Габриэль VII и настоящий патриарх Папа Шенуда III. Оба патриарха разделяют общий интерес в деле восстановления и заселения заброшенных монастырей.
Сирийский Монастырь предоставляет прекрасную возможность для изучения развития коптской стенописи. В период между 1991 и 1999 годы, несколько сегментов стенописи наслоенных друг на друга были обнаружены в церкви Святой Богородицы и часовне Сорока девяти мучеников, они датированны между седьмым и тринадцатым веками. Несомненно, что текущий проект по выявлению, восстановлению и сохранению стенописей в этом монастыре увеличивает наши знания о христианском искусстве в Египте.

Источник - http://copticmasr.narod.ru/COPTIC_MY/Wadi_Natrun_S_M.html

Паломнические поездки к Сирийскому монастырю Пресвятой Богородицы