Центры паломничеств

Святые места

Свято-Серафимо-Феогностовская Аксайская мужская пустынь

Описание Свято-Серафимо-Феогностовской Аксайская мужская пустынь

Большинство алматинцев предпочитает провести свои выходные дни в урочище Медео, что в Малом Алматинском ущелье. Туда уже давно проложена хорошая автомобильная дорога, регулярно ходят автобусы и маршрутное такси. Но немногие горожане своим местом отдыха выбирают не менее красивое Аксайское ущелье, расположенное на юго-западной окраине южной столицы. Там протекает одна из крупных рек Заилийского Алатау Аксай, берущая начало высоко в горах из одноименного ледника. Величественная река особенно красива летом, берега ее покрыты густыми зарослями дикого абрикоса, яблони, клена, боярышника. Русло ее на своем пути делает множество крутых поворотов, гулко и мерно шумит вода, с легкостью преодолевая на своем пути огромные валуны и перепады русла. После долгого утомительного пути по густому лиственному лесу Аксайского ущелья путешественника, впервые попавшего туда, ожидает приятная неожиданность - внезапно перед его взором открывается величественная картина. Впереди ярким аккордом звучат голубые краски горных склонов, густо покрытых тянь-шаньскими елями. Громко поют птицы, рядом шумит река, легкий порыв ветра шевелит листву деревьев. Слева красуется гора Акжар (в переводе с казахского буквально "Белый яр"), западный склон которой обвалился во время десятибалльного землетрясения в 1887 г. Высота горы 2163 м над уровнем моря.

Свято-Серафимо-Феогностовская Аксайская мужская пустынь

Под впечатлением всего увиденного мне представилось, как однажды вечером на лошадях по ущелью ехали монах, странник и несколько монахинь в характерных черных одеяниях. От их фигур по земле стелились длинные тени. В пути они о чем-то оживленно беседовали и все время оглядывались по сторонам, восторгаясь красотой здешних мест. Это были иеромонах Серафим (Богословский), странник Виктор и монахини Александра и Феоктиста, покинувшие стены верненского женского Иверско-Серафимовского монастыря. Монахини ушли из родной обители из-за того, что вместо игуменьи Нектарии епископ Туркестанский Иннокентий вознамерился поставить дочь председателя войскового правления генерала Бакуревича, молодую рясофорную послушницу Таисию, принявшую впоследствии постриг с именем Евфросиния. Духовная жизнь монастыря все больше и больше угасала...

Отец Серафим решил тогда забрать в скит на Мохнатую сопку (урочище Медео) своих духовных чад - послушниц Александру Нагибину, Татьяну Хахулину, Феоктисту Халину, Дарью и пожилую монахиню Евсевию. Сами же монахи решили для своих подвигов найти другое, более уединенное место. С этой целью отец Серафим с монахинями и поехал в Аксайское ущелье.

Сам отец Серафим был иноком Глинской пустыни Курской епархии. В начале ХХ века он вместе с монахами Феогностом, Анатолием и другими был приглашен в Свято-Троицкий Иссык-Кульский миссионерский монастырь, ибо тот не мог выполнять своих основных миссионерских функций. Это были образованные иноки, ведшие высокую подвижническую жизнь. К 1909 г. монахи Серафим и Анатолий были призваны в город Верный, где получили священный сан и несли служение в Успенской церкви Туркестанского Архиерейского дома, за которое в 1912 г. были удостоены награждения - права ношения набедренника.

Но, несмотря на их широкую известность и уважение среди православных верненцев, глинских монахов тяготила городская суета. В свободное от несения седьмичных служб время они уединялись в горах урочища Медео. Там на сопке Мохнатой они основали скит, построили кельи, воздвигли поклонный крест и обустроили подземную церковь в честь преподобного Серафима Саровского.

Иеромонах Серафим был также талантливым иконописцем, обладал прекрасным певческим даром. Он был человеком строгой жизни, родился в 70-е годы ХIХ века в г. Глухове. Мирское имя - Александр. Отец его, Евфимий, был управляющим помещика. Мать Мария была женщина кроткая и благочестивая, непрестанно посещавшая храм. Однажды ей было открыто Богом, что ее сын примет мученическую кончину. Когда Александр учился в гимназии, она, как-то проснувшись утром, со слезами на глазах и говорила: "Сын мой, я видела во сне, что ты будешь мучеником". Она непрестанно о нем плакала, а он очень любил и жалел ее. Однажды Александр пел церковные песнопения, аккомпанируя себе на баяне, а мать внимательно слушала и плакала. Заметив это, он спросил: "Мама, почему ты плачешь?" Она отвечала: "Во время пения я видела венец над твоей головою и ангелов с ним. Предчувствую, что кончина твоя будет мученической". Слова матери глубоко запали в его душу. Александр же рассуждал: "Если кончина моя будет мученической, что искать мне в миру!" Достигнув юношеского возраста, удалился в Глинскую пустынь.

А иеромонах отец Анатолий был замечательным певцом и незаурядным регентом, отец Феогност имел хорошие административные наклонности. Еще следует отметить, что в Иссык-Кульском монастыре глинские иноки сблизились с монахами Пахомием и Ираклием. Позже судьба свела их вместе в горной обители.

Итак, отец Серафим и его спутницы вечером, уставшие в длительном путешествии, остановились на ночлег на пасеке местного пасечника, что у подножья горы Кызылжар (в переводе с казахского - "Красный яр"). Поужинав, стали думать, куда идти дальше, осматривая окрестные горы. Вдруг отец Серафим произнес: "Вижу: яркий свет горит на горе. Пойдемте туда". И действительно, от этого места с наступлением сумерек исходило неземное сияние, и было там благодатно и радостно.

На этом месте, указанном Богом, иеромонахи Серафим, Феогност, Анатолий, Пахомий и монах Ираклий стали строить скит. Вырыли несколько пещер, одни для молитвы, другие для хранения продуктов. Обедню служили в большой деревянной келье отца Анатолия.

В промежутках между службами монахи занимались хозяйством, косили сено, выращивали картофель, строили кельи, а у источника рядом со скитом сажали гвоздики. На другой стороне ущелья находилась пасека, где жил с детьми старый пасечник-вдовец. Монахи любили бывать у пасечника и беседовать с ним.

После октябрьской революции в 1917 г. жизнь подвергла суровым испытаниям священнослужителей Русской Православной Церкви. Многие из них приняли мученическую смерть от рук советской власти. В городе Верном в 1918 г. красные расстреляли монахиню Евдокию, духовную дочь отца Серафима. В этом же году Иверско-Серафимовский женский монастырь закрыли, монахинь выселили. Здание монастыря разобрали на строительные нужды.

Летом 1921 г. в день празднования Тихвинской иконы Божией Матери произошло сильное наводнение. От частых дождей отсырела и завалилась подземная церковь на Мохнатой сопке. Но впереди им были уготованы более тяжелыељ испытания.

В августе 1921 года все пятеро монахов Аксайского скита пошли в город в Никольскую церковь на праздник целителя Пантелеимона. Двое из них, отец Ираклий и отец Пахомий, остались после праздника в городе, а остальные ушли в горы.

Участницей дальнейших событий, монахиней Магдалиной, передано следующее повествование: "Перед праздником монахи в горах накосили сено, отец Серафим велел мне после Пантелеимонова праздника прийти и помочь его убрать. Я пошла с Медео. Прихожу к городу. На дороге встретилась матушка протодиакона, который у нас в Никольской церкви служил и говорит: "Монахов-то наших убили!" Я вытаращила глаза: "Каких?". - "Да вот, Серафима и Феогноста запостреляли". Как я закричала сразу, заплакала. Она видит, что я так напугалась, и ничего больше говорить не стала. Побежала я в церковь - и там говорят: "Да, убили, и народ пошел туда". Варе, подруге моей, говорю: "Пойдем, Варя, в Аксай скорее".

Побежали мы, а уже вечер, стемнело. Вышли за город, там люди в сторону пасеки едут. Посадили нас на телегу. Полпути проехали - ночь наступила. Легли спать на улице, на телеге. Я не спала. И вот смотрю на небо и как сейчас вижу - идут две звезды, такие звезды сияющие и рядом идут. И кто-то мне говорит: Одна звезда - Серафима, другая - Феогноста. Как мы соскочили: "Варя, айда! Ой, Варя, вставай, пойдем!" - "Да куда пойдем, такая темень!" - "Нет, пойдем". - "Да как же через речку переходить будем?" - "Пойдем на пасеку, у пасечников лошадь, переправят".

Соскочили, побежали, одни, ночью по щели. Прибежали на пасеку - там народ собрался, отец Пахомий, отец Ираклий и отец Анатолий там. Речку перейти не решаются, она разлилась от жары и водой снесло мостик. Мы плачем: "Везите нас на ту сторону". А речка Аксай большая, бурная была. Очень опасно, такая сильная вода шла, и верхом опасно. Но перевезли нас пасечники, все переехали.љ Побежали мы в гору к скиту. Пришли - ой-ой-ой! Я сказать не могу, в каком мы настроении были. Мы кричали! Кричали, плакали. Подошли к батюшкиной келии, а он, как убили его, так и стоит на коленочках, одной рукой за столбик держится, в другой - четки. А отец Феогност лежал в своей келии на лежанке, будто спал.

Отец иеромонах Анатолий нам все рассказал: "Вечером 28-го числа (10 августа по новому стилю) приехалиљ трое красноармейцев на лошадях, с ружьями. Отец Серафим принял их в своей келии, напоил чаем с медом, постелил под елкой сена и уложил спать. Сам ко мне прибежал, говорит: "Какие-то подозрительные приехали, пили чай, молчали, как звери кругом смотрели. Положил их спать - не спят, все разговаривают". Я тут же заметил ему: "Смотри, не скажи чего лишнего". Отец Серафим всегда проповедовал о кончине мира, всегда, кто бы к нему ни пришел, не боялся, говорил, разъяснял, что будет, об этом времени, что сейчас идет, он все рассказывал. Вот я ему и сказал: "Ты не ошибись что сказать". - "Какое там, я их боюсь, у меня вся душа трепещет".

Легли эти трое спать, а отец Серафим не спал. Наверное, правило читал, раз на коленочках и четки с ним. Под утро красноармейцы подошли к нему, наставили ружье в спину, он закричал: "Анатолий!" Закричал, а они в это время выстрелили. Я тотчас понял, что они убили его и побежал на гору и по горе вниз на пасеку. Прибежал чуть живой, без одежды, весь побился и едва не утонул в реке".

Красноармейцы же по дорожке пошли к отцу Феогносту, который имел обыкновение по ночам молиться в пещере. Возможно, устал от ночной молитвы, прилег в своей келии отдохнуть. Бог знает, но как лежал он, скрестив на груди руки, так и остался, они в сердце ему выстрелили. Красноармейцы обыскали келии, надеясь найти деньги, но, не найдя ничего, ушли.

Иеромонах Пахомий, ночуя в городе, видел во сне, как на скит напали эфиопы.

На другой день приехали милиционеры, посмотрели, разрешили хоронить. Вырыли могилу, покрыли ее досками и без гробов, завернув монахов в мантии, похоронили. А потом отпевали в скиту на Мохнатой сопке. Иеромонах Анатолий сам отпевал. Как он плакал! И сорок дней служил на Медео в келии отца Серафима, которую батюшка сам выстроил. И во всех церквах, которые в городе были, служили сорокоуст. Везде каждый день обедня шла, потому что их очень чтили все".

Убийц нашли, но военный трибунал судить их отказался, мотивируя это тем, что советская власть за это не судит, мол, это её враги.

Впоследствии эти трое красноармейцев совершили другие преступления, убили в городе несколько человек. Их судили и приговорили к расстрелу.

Предвидя свою кончину, отец Серафим говорил своим духовным дочерям: "Меня не будет. Я буду здесь похоронен, а вы каждый год ходите ко мне на могилу". Монахини, прихожане выполняли это послушание. Каждый год, идя на могилу, они заходили на пасеку. Старик-пасечник, хорошо знавший монахов, завещал своим детям: "Тех, кто идет на поминки, поить чаем, наливать мед и давать большие ложки - пусть мед едят и их поминают".

Со временем келии монахов разобрали на дрова, они были сожжены, на месте келий до сих пор сохранились ямы...

Ныне каждый год 29 июля/11 августа в день памяти иеромонахов Серафима и Феогноста в Аксайское ущелье тянется нескончаемый поток паломников из разных уголков Казахстана, даже из России и Кыргызстана. Сюда приходят люди разных возрастов, многие с малыми детьми на руках, самому старшему из них более 80 лет... Большинство паломников приходят на скит за день до этой даты для участия в заупокойном всенощном бдении. А утром в память о священномучениках совершается Божественная литургия. 20 августа 2000 г. в храме Христа Спасителя в Москве как акт покаяния перед памятью принявших смерть за веру в годы гонений Архиерейский Собор причислил к лику святых для общецерковного почитания 1090 святых подвижников, среди которых были и иеромонахи Серафим и Феогност, которые еще в 1993 г. были прославлены в лике местночтимых святых.

По благословению архиепископа Алматинского и Астанайского Алексия скит возрожден в 1993 г. как Свято-Серафимо-Феогностовская мужская пустынь, а в 1996 г. зарегистрирован Священным Синодом Московской патриархии. 16 июля 2001 г. по благословению владыки Алексия были обретены мощи священномучеников и уложены в раку, совершено торжественное богослужение, а затем - крестный ход с ракой по окрестным горам, где до сих пор пребывает дух иеромонахов Серафима и Феогноста. Мощи будут выставлены для поклонения в новом, строящемся на территории скита, среди могучих вековых тянь-шаньских елей, храме.

Особенно памятным днем для многих паломников стал солнечный день 11 августа 2001 г. В этом году исполнилось 80 лет со дня мученической кончины священномучеников иеромонахов Серафима и Феогноста. В Аксайское ущелье 10-11 августа нескончаемым потоком шли автобусы и машины с паломниками. Много было и пеших. Все спешили почтить память священномучеников.

У раки с мощами были отслужены две Божественные литургии. Одна рано утром - для тех, кто прибыл сюда накануне. Другая - немного позднее для вновь прибывших.

На территории скита несколько лет назад сооружена открытая деревянная часовня, где ежедневно при большом скоплении паломников совершаются вечерняя служба и Божественная литургия, знающие клиросное пение паломники поют. Перед часовней находится огромный деревянный восьмиконечный крест, установленный на гранитном основании-голгофе. На нем строгим шрифтом высечена лаконичная надпись: "Иеромонахи Серафим и Феогност мученически погибли 29 июля/11 августа 1921 года". Если пройти вглубь скита, то оказываемся у деревянного поклонного креста, напротив него расположен благоустроенный, покрытый навесом родник, к которому паломниками проторена небольшая тропа. Выше него на западной стороне среди елей проглядывает силуэт нового строящегося храма, который спешат увидеть вновь прибывающие паломники. Фундамент храма был заложен летом прошлого года. Ныне его строительство идет к завершению, уже установлены луковицы золоченых куполов, внутри пахнет свежим деревом. В плане храм представляет из себя вытянутый крест. По бокам центрального зала храма расположены светлые уютные приделы с длинным рядом изящных окон, через которые солнечный свет попадает внутрь храма. В правом углу подвала храма в ходе строительных работ неожиданно забил источник, и было решено там устроить колодец, чтобы святая вода утоляла жажду всех, кто совершает паломничество в скит.

Настоятель пустыни иеромонах отец Серафим находится в горах с первых дней возрождения скита. Во всем, что сегодня там сделано, он принял деятельное участие, обо всем проявил заботу. При нем построены домовая церковь, кельи, баня, оборудована трапезная и землянки для хранения продуктов. Безусловно, в этом не только его заслуга, но и его помощников-монахов, а также бескорыстная помощь всех радетелей православия. Помимо основных духовных обязанностей, положенных ему по сану, отец Серафим занимается различными хозяйственными делами, следит за строительством нового храма. А также, по выражению самого отца Серафима, он отвечает за души тех, кто просит помощи, поэтому он успевает побеседовать почти с каждым паломником, внимательно выслушать и благословить, помочь своим добрым словом. Бывают дни, когда он не считаясь ни с чем ночами не спит, общаясь с паломниками, причащает и благословляет их. Во всех делах божественных и мирских его главный помощник и правая рука, на первый взгляд, строгий и суровый иеродиакон Мартирий. Его имя звучит символично на территории скита - в переводе с греческого оно означает "свидетель", "мученик". Познакомившись с ним поближе, быстро убеждаешься в том, что это добрейший и преданный Богу человек. У отца Серафима и отца Мартирия не бывает свободной минуты, они постоянно окружены паломниками, некоторые из них длительное время проживают на территории скита, участвуют ежедневно в богослужениях, помогают по хозяйству. Каждый приходит сюда со своей болью и уходит отсюда радостный и умиротворенный, обновленный душою. Никто не чувствует усталости, несмотря на трудный и долгий путь...

Источник:   http://vedikz.narod.ru/old/stserdesert.htm

Паломнические поездки к Свято-Серафимо-Феогностовской Аксайская мужская пустынь