Центры паломничеств

Святые места

Озеро Иргень

Описание Озера Иргень

Иргень - единственное в Забайкалье место, с давних пор собиравшее паломников со всех концов области, а иногда и из соседних губерний - Иркутской, Якутской и областей Амурской и Приморской. В начале XVIII столетия паломничество к Иргени было уже настолько распространено, что сибирские духовные власти сочли необходимым довести сведения о нем до Священного Синода, который впоследствии сделал распоряжение о воспрещении религиозных паломничеств на Иргень. Но это распоряжение силы не имело: народ по обыкновению приходил пешком и приезжал на лошадях на Иргень в огромном количестве. Духовенство по необходимости должно было являться сюда же для удовлетворения религиозных потребностей многочисленных богомольцев. Когда в Забайкалье была организована духовная противоязыческая миссия и на Иргени открыт миссионерский стан, сюда стали приезжать для торжественного отправления богослужения епископы - начальники миссии, а с момента образования в Забайкалье самостоятельной епархии стали приезжать и епископы правящие.

Необыкновенно то, что Иргень являлась священным местом для всего населения Забайкалья, независимо от вероисповедания и национальности. Сюда для молитвы шли не только православные, но и старообрядцы, и буддисты-ламаисты, и шаманисты. Во время молебнов и других богослужений можно было видеть необычайное зрелище: тут молились и православный сибиряк, творя на себе крестное знамение, и старовер, размашисто осеняя себя двуперстным перстосложением, и буддист-ламаист, перебирая свои четки, и шаманист, благоговейно поднося ко лбу сложенные ладони. Кроме Иргени такого религиозного пункта, объединяющего хотя бы одних только православных, в области не было.

Издавна религиозный народ влекли на Иргень хранимые там святыни: останки, по преданию, замученных православных воинов и древняя благоговейно чтимая икона святой великомученицы Параскевы Пятницы.

Из множества рассказов о чудесных знамениях, явленных на Иргень можно привести некоторые. Особенно обращает на себя внимание многократно появлявшийся здесь необыкновенный свет. Когда на Иргени был выстроен храм, свет несколько раз показывался в нем, до этого сияние появлялось непосредственно над святым местом.

Весьма многие рассказы о необычайных знамениях Божьих относятся к важному и для верующих людей радостному событию - постройке и освящению на Иргени большого храма в честь Знамения Божией Матери. Денежные средства на постройку храма были изысканы необыкновенным образом. На Иргень был послан совершенно простой, малограмотный, но глубоко верующий и энергичный иеромонах Герасим, возведенный потом в сан игумена. Он, всецело отдавшись служению сему святому месту, обошел со сбором на постройку храма всю Забайкальскую область, посетил ее самые отдаленные уголки; на небольшом самодельном плотике проплыл от Читы до Благовещенска, всюду призывая к благотворению на постройку храма Божьего. Только его трудами, без обычных в таких случаях мирских обложений, безо всякой казенной или общественной помощи был собран капитал на постройку Иргенской церкви. Поэтому можно сказать, что храм на Иргени был весь сложен из мелких трудовых лепт народа.

Как православные христиане ближайших к Иргени селений, так и буряты-буддисты, работавшие на вырубке в лесу и на вывозе бревен, обратили внимание на то, что лес при вырубке и при доставке на место постройки храма, несмотря на свой громадный размер отличался необычайной легкостью: всем работавшим казалось, как будто кто-то невидимо помогает заготавливать материал для создания величественного храма Божьего.

Постройке главного храма предшествовал знаменательный пожар старой небольшой церкви, во время которого останки пострадавших воинов чудесным образом остались неповрежденными. Отец Герасим очень сокрушался, что, согласно намеченному плану работ, старая церковь будет мешать постройке храма. На Благовещение Пресвятой Богородицы он, охваченный заботами, заснул и видел сон: какой-то незнакомец явился ему и говорит: «О старой церкви не заботься, она мешать тебе не будет, сама уберется». В самое же Благовещение во время великого входа со Святыми Дарами со двора заметили, что церковь сверху горит. Так как народу было очень мало, никаких пожарных машин не было, то пожар и не тушили, а лишь старались вынести все, что было внутри храма. Церковь сгорела вся дотла. Когда разрыли груду углей, оставшихся от пожара, то все - и православные, и буряты, съехавшиеся на пожар, с удивлением увидели, что бывший поверх земли под полом храма гроб-колода с чтимыми останками воинов, остался совершенно нетронутым огнем, хотя на нем лежала громадная куча горящих углей и даже бывшая на гробе парчовая пелена осталась целой.В ночь перед освящением большого храма в малой церкви, к тому времени уже вновь выстроенной над могилой замученных воинов, виделись три весьма ярко горящие свечи, хотя в церкви никого не было, а свечи не зажигались не только на ночь, но и с вечера, так как богослужение в этой церкви не совершалось.

В следующую после освящения храма ночь в самом освященном храме было явление сильного света и совершение кем-то всенощного бдения, наблюдавшееся множеством народа. На следующий день, когда после Божественной литургии и освящения воды на озере был отправлен крестный ход в село Кукинское, иргенская степь была оглашена стройным и в высшей степени благозвучным пением невидимых сил, разносившимся в воздухе в течение четверти часа.

После всего сказанного следует, что это место было свято и что рассказы бурятских пастухов были не легендой. А когда по распоряжению иркутского епархиального начальства крестные ходы были запрещены, действительно, как гласит предание, началась и не один год продолжалась губительная засуха, неурожай хлеба, плодов и трав, степные и лесные пожары. После того, как по усиленному настоянию народа крестные ходы были снова разрешены и святые иконы были подняты из читинской Михайло-Архангельской церкви, а народ двинулся крестным ходом на Иргень, полил сильный дождь, ожививший всю природу. Скоро и все народные бедствия прекратились.

Верующие люди надеялись, что это издревле чтимое место будет украшено святой обителью, в которой будет славиться и превозноситься всечестное, и великолепное имя Божие. В 1910 году было подано ходатайство в Священный Синод о создании монастыря на Иргени, что и было сделано. Однако после революции иргенская церковь была разрушена.