Центры паломничеств

Святые места

Храм Михаила Архангела в ст. Вешенская

Описание Храма Михаила Архангела в ст. Вешенская

Свято-Михайло-Архангельский приход станицы Вешенской существует с середины XVIII века. В 1786 году был освящен главный престол храма.

Храм Михаила Архангела в ст. Вешенская

Историк И.М. Сулин в 1894 году указывал на богатую утварь и перечислял хранившиеся в ней древности: Евангелие 1744 года, требное Евангелие 1701 года, «Триодь Цветную» 1695 года, Евангелие толковое 1707 года и серебряный потир с прибором 1777 года.

В разное время приход Архистратига Божия Михаила принадлежал разным духовным правлениям. Так, в начале XIX века приход подчинялся Хоперскому духовному правлению, располагавшемуся до 1803 года в станице Мигулинской, а затем в Зотовской станице. После 1804 года благочиние располагалось в станице Усть-Хоперской. Впоследствии центр благочиния находился в станицах Казанской и Вешенской. Много поколений сменилось за более чем два столетия существования храма. Много было и служителей на приходе. Случались в Свято-Михайло-Архангельском приходе далеко не ординарные служители церкви. Свыше шестидесяти лет непрерывно прослужил в нашем храме протоиерей Василий (Василий Андреевич Евсеев). Сын священника Казанской станицы, он в 1837 году окончил Воронежскую духовную семинарию, а в следующем году был рукоположен архиепископом Новочеркасским и Георгиевским Афанасием в сан священника и стал настоятелем Свято-Михайло-Архангельского прихода. Много раз ему предлагали более видные места, но он остался служить здесь. Молодые годы он посвятил церковной школе, в которой сам занимался в собственном доме около 10 лет. Затем 25 лет прослужил в должности благочинного.

В 1860 году Новочеркасский статистический комитет избрал Евсеева в члены-корреспонденты. Он был прост, умен, честен и трудолюбив, причем, по словам современника, не поддавался "человеческой немощи и в старческих летах». Тот же современник, называя жизнь Евсеева «непостыдной жизнью», замечал, что «за всю 60-летнюю службу он не соблазнил своих прихожан худыми делами, не изменял данному им слову и ни с кем не враждовал; показываясь иногда строгим на словах, он на деле всех любил, всем от души желал добра». Евсеев получил известность не только в Вешках - здесь его знал каждый, но и во всей Донской области. «Он имел, - говорилось в некрологе, - все награды, знаки отличия и ордена, какие только возможно получить скромному сельскому священнику, - до Владимира 4-й степени включительно... почтен был палицею, этою весьма редкою для сельского пастыря наградою». Синод пожаловал его саном протоиерея, местное духовенство преподнесло ему в связи с полувековым юбилеем службы в станице золотой наперстный крест с украшениями.

Старый алтарь Свято-Миахило-Архангельского храма, станицы Вешенской, Умер Евсеев в марте 1899 года «старейшим и заслуженнейшим в Донской Епархии протоиереем», и на похороны, несмотря на неудобство сообщения по случаю таяния снега, за несколько десятков верст (с Задонской стороны и реки Чира) съехалось множество его бывших прихожан, пожелавших отдать последний долг любви почившему».

У батюшки Василия Евсеева сын, внук, зять и внучатый зять были священниками, и о них долго еще говорили: «Это сын (внук, зять) отца Василия. Естественно, авторитет таких служителей церкви, как Евсеев, был среди станичников и хуторян исключительно высок и не мог не отражаться на авторитете Церкви.

Тем более, что в ее рядах встречались искренние ревнители просвещения народа, люди, пытавшиеся помогать населению в различных его бедствиях. Только в 1891 году газета «Донская речь» сообщала об «инициативе новой и в высшей степени симпатичной» - при Вешенской церкви организуется «библиотека книг по сельскохозяйственному отделу, которой будет заведовать местный священник», и о том, что протоиерей Евсеев и староста второй церкви в Вешках передали в пользу голодающего населения России 158 рублей 36 копеек, из них 68 рублей так называемых «кружечных», а остальные - из средств церквей и их служителей, в том числе и упомянутого старосты.

Церковная жизнь в Вешках и округе и связанная с ней жизнь казаков шла так же, как и жизнь всей России - были периоды подъема и смуты.

Смута постепенно проникала и в жизнь вешенцев. Уже в 1876 году в «Донской газете» сообщается, что «в Вешенской станице появилась секта перекрещенцев, распространяющаяся в последнее время настолько успешно, что последователей ее можно встретить в значительном числе в станицах Усть-Хоперской, Александровской, Глазуновской и Скуришенской, между которыми есть и наши церковные. Обряд свой они совершают с большой таинственностью, непременно в глухую полночь, в близлежащей реке или озере, почему знать о существовании их могут только одни однохуторяне их и станичники. «Верно, уж последние времена приходят», - сказал нам однажды с глубоким вздохом старик-раскольник по поводу разговора с ним об их заблуждениях. «Из чего же это видно, дедушка?» - спросили мы. «Как же! - был ответ, - в одной старообрядческой ныне семье нашей держатся трех вер: муж беспоповец, жена австрийка (сторонница Австрийской иерархии), сын перекрещенец, и уж внук будет либо хлыстом, либо скопцом, или чем-нибудь еще того хуже; думаем, думаем и не знаем, к какому берегу пристать». Смута в головах и сердцах зрела долго и выплеснулась в революционное бунтарство и неповиновение не только властям, но и духовенству. Так, набравшись бунтарского духа, житель станицы Еланской Иван Сердинов, будучи чтецом и певчим в Свято-Никольском храме станицы Еланской, собирал в церкви кружок и тайно что-то читали и обсуждали. А когда прихожане хотели донести властям, их предупредили: «Попробуйте сделать...» После свержения монархии в России и революционного бунта красный террор прокатился по вольным казачьим станицам.
Троицкая церковь, станица Вешенской, 1930 годЗакрывались и разрушались храмы, духовенство забирали и расстреливали. В 1937 году был разрушен Троицкий храм в станице Вешенской, а Свято-Михайло-Архангельский приход был закрыт, и помещение храма было использовано под зернохранилище. В этот период его пытались взорвать безбожники, но М. А. Шолохов заступился за храм, и он остался цел.

Во время Второй мировой войны храм уцелел, но сильно пострадал, были утеряны алтарь и колокольня. Бомба, сброшенная с немецкого самолета, пробила главный купол храма, но не взорвалась и упала на зерно. Позже выяснили, что вместо тротила внутри бомбы был песок.

Приход открылся в 1946 году. С этого времени до наших дней на приходе служили священники: Димитрий Попов, Федор Забияка, игумен Серафим (Убрановский Николай Александрович; был благочинным Вешенского благочиния с 1954 года по 1958 год), Андрей Желобов, Евлогий Шеприкевич, Михаил (Ромашко), Сергий Богуславский, Анатолий Жакулин, Александр Тараканов, Вениамин Бурдин, Владимир Поляков.

Источник:   http://sobory.ru/article/index.html?object=10098