Центры паломничеств

Святые места

Храм Покрова Пресвятой Богородицы на Козьей Горе

Описание Храма Покрова Пресвятой Богородицы на Козьей Горе

К юго-западу от Петербурга, на границе Лужского и Сланцевского районов в с. Пенино (в летописях XV в. - «Сумерский погост», учрежденный св. равноап. кн. Ольгой в 957 г.) сохранились руины церкви Рождества Пресвятой Богородицы, построенной в древнерусском стиле епархиальным арх. Н.Н. Никоновым (1893-1900).

Храм Покрова Пресвятой Богородицы на Козьей Горе

На пилонах церкви - фрески с изображением святых. Цветочный орнамент украшает стены и сохраняется в рисунке белых изразцов пола, что соответствует окружающей природе - белым лилиям в зеленой воде Пенинского озера, голубым колокольчикам и красной гвоздике холмов, ландышам и фиалкам лесов и перелесков. Здесь цветет орхидея (ночная фиалка), поют соловьи и молимся мы, потомки древнего народа. Рядом деревня Кошелевичи, - Нижние Кошелевичи и Горка, где в домах Федосеевых, Благородовых, Савиных останавливалось приезжее духовенство. Святой прав. Иоанн Кронштадтский (освящавший Александро-Невский придел и сам храм в Пенино и приезжавший сюда, по меньшей мере, дважды, в августе 1900 г. и августе 1901 г - Ред.) останавливался в доме Федосеевых.

Белый дом на цоколе, с полуциркульными окнами, обработанный рустом, сохранился по сей день. Рядом - часовня, той же постройки. В доме была молельня о. Иоанна Кронштадтского - комната, обитая голубым шелком с белой кисеей.

После революции в доме была открыта школа. Молодые учительницы в красных косынках, комсомолки атеистических убеждений, одна за другой пытались поселиться в молельне. Однако ночью им были видения. Являлись двое мужчин и сбрасывали их на пол. Это повторялось, и никто не захотел там жить.

В годы Великой Отечественной войны в церквах на территории, оккупированной немцами, совершались богослужения. У меня сохранился молитвенник, изданный «Управлением Православной миссии в освобожденных областях России» в 1942 г.

Миссия предотвратила кровопролитие, но, отступая, немецкие войска сожгли д. Кошелевичи. Дом Федосеевых, который мы называем домом о. Иоанна Кронштадтского, немцы подожгли с 3-х сторон. Пламя погасло само собой. В этом единственном доме с обгоревшими ступеньками парадной лестницы, украшенной медными шарами, нашли приют погорельцы, вернувшись из леса, где прятались от немцев. В праздник Рождества Пресвятой Богородицы, на который приходили или приезжали на шарабанах люди из соседних деревень, в доме накрывали столы. Св. Иоанн Кронштадтский предсказал судьбу наших церквей и белого дома: «Хороший дом ты построил, Иван Петрович, но жить тебе в нем не придется. Будет он переходить из рук в руки».

Федосеевы владели мельницей. Их раскулачили и сослали в Сибирь. Уезжая, Прасковья Федоровна сказала нам: «Теперь очередь за вами». Мой дед, Михаил Иванович Свинтусов, брал подряды, в Петрограде, в Гельсингфорсе (Хельсинки) и на Карельском перешейке. Он был садовником. Поэтому у нас изъяли сначала столовое серебро, затем все, что оставалось, а когда ничего не осталось, прихватили валенки от постели тяжело больного туберкулезом деда.

Священники жили у нас в деревнях. Один из таких домов в XIX веке купил мой прадед на Горке. В Пенино перевозили дома раскулаченных людей. В 1946 г. в Буряжках построили дом для священника церкви Покрова Пресвятой Богородицы, позднее дом перевезли на Козью Гору. На Козьей Горе был монастырь Покрова Пресвятой Богородицы и храм, построенный по проекту арх. В.А. Косякова в стиле модерн. 11 лет назад в 1989-1990-х гг. были сняты цветные лампады, затем исчез изящный серебряный сервиз для причастия, после чего были похищены иконы. Иконостас пострадал несколько лет назад. Золотая утварь, по преданию, была спрятана на дне озера Самро.

В монастыре несли послушание сестры мачехи моей матери из дома Сайкиных, что в д. Буряжье. Они любили принимать у себя школьников и угощать их яблочными пирогами.

После революции над монашками надругались (в траве находили их платочки) и сослали в Сибирь. Моя тетя, Елена Михайловна Демидова (рожд. Свинтусова), отбывала срок вместе с ними в г. Омске. По окончании срока лжесвидетелям дали по пол буханки хлеба, чтобы подтвердили показания, будто «монахини ругали советскую власть», и срок продлили. В монастырь вернулись немногие. До сих пор рядом с церковью стоит домик Анны Яковлевны, умершей последней. Мы с сестрой ходим убирать их могилки.

В Духов день, после войны, крестный ход из церкви Покрова Пресвятой Богородицы, на лодках направлялся через озеро Самро в с. Песье, в храм Вознесения Господня с изумительной иконописью и деревянной золоченой резьбой. Здесь совершалось богослужение, и крестный ход направлялся к святому источнику среди могучих елей - на водосвятие.

Прекрасные духовные песнопения, голубое озеро, плеск воды, желтые кувшинки и обед. Угощали свежей рыбой в молоке, пирогами с зеленым луком и яйцом, с рыбой, с сагой и киселем.

Праздник Воздвижения Креста Господня в д. Рожновье. Варили пиво для мужчин, женщинам подавали сласти.

В последний путь обычно провожали всей деревней. Землю перед гробом устилали цветами, зимой - еловыми веточками. На перекрестке дорог лежал могильный камень, на который ставили гроб. Отовсюду приходили люди. Что символизировал камень на крестообразном перекрестке дорог?

Прошли годы... В храме Покрова Пресвятой Богородицы совершаются службы. Летом в храм идут наши дети. Они принимают участие в богослужениях: держат чашу или несут хоругви, проходят под иконой и летят, как ласточки, с горы после богослужения.

Источник:   http://sobory.ru/article/index.html?object=00118

Паломнические поездки к Храму Покрова Пресвятой Богородицы на Козьей Горе