Центры паломничеств

Святые места

Церковь св. Климента на Климентовском переулке в г. Москва

Описание Церкви св. Климента на Климентовском переулке в г. Москва

Древнейший их них находится на Пятницкой улице на углу с одноименным -Климентовским - переулком, названной по церкви. Великолепный красно-белый пятиглавый храм, лучший и редчайший в Москве памятник елизаветинского , или как еще говорят, растреллиевского барокко "как бы приосанивает эту бойкую, несколько неопрятную артерию Замоскворечья," - писал петербуржец Олег Волков. А впечатление петербуржца очень важно для москвичей - "свежий взгляд" жителя строгой, северной столицы оттеняет свое привычное московское, тем более, что этот храм напрямую связан с Петербургом.

Само место, где стоит храм, вошло в военную историю Москвы: в старину здесь находился Климентовский острожец - "крепостца на Ордынцах", где в 1612 году произошло первое сражение народного ополчения князя Пожарского с польским войском под предводительством гетмана Ходкевича. В то время и упоминается уже эта замосквореченская церковь: ее главный престол был освящен во имя Преображения Господня.

К середине XVII века храм был каменным, возведенный на месте старого деревянного, а в 1662 году думный дьяк Алексей Дуров, живший поблизости, соорудил здесь новый храм с приделами Знамения и Никольским. С этим строительством связано одно предание: в 1636 году по ложному доносу дьяк был оклеветан перед царем Михаилом Федоровичем и осужден на казнь. Дьяк взял с собой в тюрьму икону Знамения, и там ему было чудесное видение: он узнал, что будет освобожден и останется жив. Такое же видение было в ту же ночь и царю, который наутро немедленно оправдал и освободил дьяка. В память и в благодарность о чудесном спасении дьяк выстроил близ своего дома каменную церковь со Знаменским приделом.

Ныне существующая церковь была построена на месте прежней в 1742-1774 годах - так надолго растянулось ее строительство, которое связывают с именем елизаветинского канцлера А.П. Бестужева-Рюмина. Его московские палаты стояли в приходе этой церкви. Настоятель все время просил у богатого вельможи денег на обновление обветшавшего храма, однако тот, постоянно занятый государственными и придворными делами, то и дело отказывал - пока на престол не взошла императрица Елизавета.

Она тотчас распорядилась воздвигнуть в Петербурге в слободе Преображенского полка, первым присягнувшего ей на верность, церковь Преображения с приделом в честь св. Климента, папы Римского. Проект новой петербургской святыни был заказан крестнику Петра I архитектору Пьетро Трезини, строителю знаменитого собора Петра и Павла в Петропавловской крепости.

И тогда Бестужев, участвовавший в дворцовом перевороте, решил построить такой же храм в Москве, наподобие петербургского, и наконец-таки дал 70 тысяч рублей. К лету 1742 года ветхий замосквореченский храм был разобран, и состоялась закладка нового.

К постройке этой московской церкви даже приглашен был сначала тот же Трезини, однако Бестужев то энергично возобновлял работы, то охладевал и оставлял их, уезжая в Петербург, так что в итоге строительство было закончено уже после его смерти и после кончины самой Елизаветы Петровны - при Екатерине Великой.

К тому же в середине 50- годов канцлер еще попал в опалу и строить такой храм сам, под своим именем не мог, поэтому появилось подставное лицо - коллежский асессор Козьма Матвеев, один из бывших подчиненных Бестужева по ведомству "иностранной части", или, может быть, просто обычный московский купец 1-гильдии, точно живший в приходе Климентовской церкви, который и возглавил официально ее строительство своим иждивением. Его "коштом" в 1769 году действительно был отлит большой колокол.

Впрочем, эту версию о строительстве замосквореченского храма не всегда считают доказанной. Проект церкви приписывают действительно Трезини, однако, как известно, в 1751 году архитектор уехал из России на родину, и заканчивать церковь поручили кому-то другому. Академик И.Грабарь считал, что эта церковь выпадает из московского круга и наделена скорее "чертами петербургской архитектуры" высокого стиля. Появилась версия, что Трезини только составил проект, но он не был воплощен реально, и храм выстраивала группа московских архитекторов под руководством И. Яковлева.

Некоторые исследователи считают, что, возможно, архитектором храма был вернувшийся в 1754 году из Киева И.Ф.Мичурин, построивший там знаменитую Андреевскую церковь, или же московский храм поручили достраивать архитектору К.И.Бланку, много строившему в первопрестольной.

Наиболее вероятно, что церковь построил ученик Расстрели А.Евлашев - эта версия традиционная и общепринятая. Так, с такими трудностями и мучениями все-таки появился в Москве этот прекрасный исполин Замоскворечья.

Кстати, сама государыня Елизавета Петровна была очень набожна. Она так любила слушать церковное пение, что даже сама иногда пела в церковном хоре, и всю службу всегда стояла на клиросе рядом с певчими, не пропуская ни одной. К Страстной неделе императрица специально выписывала из Москвы "громогласнейших диаконов" - и распоряжением высокопоставленных столичных чиновников никому на московском тракте не давали лошадей, пока не доберется из первопрестольной приглашенное духовенство.

И еще Елизавета так строго следила за соблюдением постов среди своих вельмож, что тот же Бестужев, изнемогший под присмотром строгой императрицы, однажды даже обратился к константинопольскому патриарху за разрешением "не есть грибного".

В 1932 году разрушили ограду этой церкви, а через два года закрыли и сам храм, обложенный непомерными налогами, его священников арестовали. Последний настоятель прот. Михаил Галунов одно время даже жил в колокольне церкви, а потом стал настоятелем церкви Всех Святых на Соколе, где создал великолепный хор. А здание церкви было передано библиотеке им. Ленина для фондового хранения, поэтому ее внутреннее убранство не полностью уничтожили - а в храме был древний семиярусный иконостас.

Паломнические поездки к Церкви св. Климента на Климентовском переулке в г. Москва