Центры паломничеств

Святые места

Храм Успения Пресвятой Богородицы в с. Феофилова Пустынь

Описание Храма Успения Пресвятой Богородицы в с. Феофилова Пустынь

История обители.

Дату основания Феофиловой пустыни и одноименного села относят к 1396 году, когда на берегу болотистой речки Омуги (Омучи) преподобный Феофил и его сотаинник преподобный Иаков заложили небольшую Успенскую пустынь. Первое печатное свидетельство об этом встречается в «Истории Российской иерархии» (СПб., 1881. Т.6, ч. 2. С. 848-849), где отмечается, что «Феофилова Успенская пустынь мужская, упраздненная в 1764 году, находилась в Новгородской епархии, ныне Псковской, в Шелонской пятине, в Порховском уезде, в Демьяновском погосте, на берегу реки Омуги, расстоянием от Порхова к северу в 65, от Новограда к западу в 78, от Пскова к северо-востоку в 95 верстах». В другом источнике читаем, что «Феофилова пустынь находится в 200 верстах от Петербурга и в 56 верстах от Луги. Называется она по имени бывшей здесь до 1764 года мужской пустыни, основанной преподобным Феофилом. Село стоит при соединении Динабургского шоссе с Новгородско-Псковским, на берегу реки Омуги, впадавшей в Плюссу» (Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. Т.9. СПб., Лужский уезд, 1885).

Храм Успения Пресвятой Богородицы в с. Феофилова Пустынь

Общий вид Феофиловой пустыни. 1902 год. В «Энциклопедическом словаре», изданном в начале XX столетия под редакцией профессора И. Е. Андреевского, приводятся следующие краткие сведения «Феофилова пустынь - село Санкт-Петербургской губернии, Лужского уезда, на Варшавском шоссе, в 57 верстах от уездного города. До 1764 года здесъ находился монастырь - Успенская-Коневская-Феофилова пустынь, основанная преподобным Феофилом и Иаковом в 1396 году. Под спудом мощи основателей» (Энциклопедический словарь. С. -Петербург Типография Акционерного общества Брокгауз-Ефрон, 1904. С. 932).

Как отмечалось выше, в то время местность входила в состав Шелонской пятины Великого Новгорода. Следует особо отметить, что новгородцы не навязывали православие силой и терпимо относились к местным обычаям, обрядам и вероисповеданиям (здесь следует отметить тот факт, что в местности, где была основана пустынь, проживали как славяне-новгородцы, исповедывавшие православие, так и представители местных финских народов, среди которых православие утверждалось постепенно, и исключительно благодаря христианской проповеди). Основу административной системы земли Новгородской составляли погосты, центром которых являлись церкви, вокруг которых располагался, как правило, небольшой поселок. Церковь имела не только огромное духовное, но и административное значение. Вокруг церкви проходил торг, при храме хранились меры длины и веса. Настоятель церкви подтверждал имущественное состояние прихожан при сборе налога. Крестьяне, жившие на этой земле, должны были треть урожая отдавать владыке (архиепископу или митрополиту Новгородскому), а также содержать его и его присных во время их пребывания на территории погоста. Однако сами крестьяне не принадлежали архиерею и монастырям, а являлись арендаторами на их землях.

Пустынь просуществовала три с половиной века, будучи приписанной вначале к Посолодинскому, а затем к Розважскому монастырям. В 1577-1589 годах она называлась Успенская и Богоявленская Феофилова пустынь. По записке 1580 года «Феофилова пустынь была ружною 2 на нее отпускали 6 рублей, 3 алтына и 4 деньги» (Времен. Общ. Истории. Кн.24. С. 38, 39).

Православные монастыри и церкви вызывали особую ненависть шведских, ливонских и польских захватчиков, стремившихся покорить и отторгнуть северо-запад Руси. Форпосты православной веры и русского духа они уничтожали и жгли в первую очередь, убивая при этом священников и монахов, о чем свидетельствуют многие исторические летописи. В огне пожарищ навсегда оказались утраченными сокровища и реликвии древнерусского письма, бесценные произведения церковной живописи и прикладного искусства.

По переписи 1628 года, в Феофиловой пустыни стояла деревянная церковь без священнодействия, то есть службы в ней не проходили. Крестьян насчитывалось шесть душ бобылей, записавшихся, из церковников. Когда она сгорела (в начале XVIII века), то на том же месте выстроили другую деревянную церковь с тем же наименованием. О дате ее освящения свидетельствовала надпись, что жертвенник (престол) освящен «при державе Петра Алексеевича... по благословению Иова... митрополита Новограда и Великих Лук в лето мироздания 7220, от Рождества же Слова Божия 1712 г. месяца августа в 14 день, на память св. Пророка Михея, а святил ту церковь того же монастыря строитель иеромонах Гурий с присутствующими с ним».

В 1764 году во времена царствования Императрицы Екатерины II из-за малочисленности братии обитель упразднили, а Успенский храм обратили в приходской. (Приход здесь просуществовал вплоть до закрытия храма в конце 1930-х годов, в годы советской власти). Деревянная церковь, выстроенная в начале XVIII века, простояла 111 лет, после чего в 1823 году за ветхостью была разобрана. Тогда же «в 4 саженях к западу от нее» построили временную деревянную церковь меньшего размера, без колокольни, - во имя Успения Пресвятой Богородицы. Деревянная церковь, ворота и трапезная были срублены из теса. Позднее прилегающую территорию обнесли забором из красного кирпича.

К 1824 году помимо деревянной церкви на приходе бывшей Феофиловой пустыни был построен каменный храм с колокольней и тремя приделами. Центральный, или главный, был освящен в честь Успения Пресвятой Богородицы, левый - в честь святого благоверного князя Александра Невского, и правый - в честь преподобного Феофила. Антиминсы 3 боковых престолов были освящены епископом Ревельским Григорием (Постниковым) 22 ноября 1823 года и подписаны митрополитом С.-ПетербургскимСерафимом (Глаголевским). Спустя полвека был освящен новый антиминс главного престола, подписанный 27 июля 1875 года епископом Ладожским Палладием (Раевым), будущим петербургским митрополитом. Храм был увенчан круглым барабаном со светло-голубым куполом, украшенным золотыми звездочками.

Временная деревянная церковь была освящена «при державе Императора Александра Павловича», по благословению митрополита Серафима наместником Александро-Невской лавры архимандритом Товией, который и наблюдал за постройкой церквей, в Успение - 15 августа 1824 года. На освящении храма присутствовал сам Император Александр I, ибо ранее, как гласит предание, «проезжавшего мимо этого места, Благословенного Государя Александра I простудный недуг поразил в ноги Император притекает к мощам преподобного Феофила и, коленопреклоненно молясь у раки с его мощами, получает исцеление» (Русский паломник. 1902. №24. С. 413-414), «емуже дивное от недуга даровал исцеление «Лужений чудотворец» (Преподобные Феофил и Иаков Омучские, Лужские. Листок № 20 1998 г. псковского храма Святого Благоверного Князя Александра Невского).

Средствами на построение храмов послужили 15 тыс. руб. ассигнациями, выданные из комиссии Духовных училищ, 30 тыс. руб. ассигнациями в билете - от купца Солодовникова; проценты от капитала Солодовникова и госпожи Глинкиной - 522 руб. 77 коп., от разных благотворителей - 172 руб.; от богомольцев собранные в дни освящения храмов - 500 руб. За оставшиеся после постройки материалы было выручено еще 500 руб. Всего было собрано средств на постройку церквей около 62 тыс. руб. ассигнациями, а истрачено несколькими рублями больше.

Феофилова пустынь в 1950-х годах.Строительство деревянного и каменного храмов осуществлялось при священнике Игнатии Васильеве, возглавлявшего приход в те годы. Он был сыном пономаря Порховского уезда и служил вначале пономарем, а позднее диаконом в Боротинском погосте. Утверждали, что Император Александр I во время посещения Феофиловой пустыни в 1824 году заходил к священнику отцу Игнатию и даже исповедовался у него.

Известно, что главной святыней двух храмов обители были мощи преподобного Феофила, (который был игуменом этой пустыни и скончался около 1412 года), почивавшие под спудом под средним алтарем каменной церкви, а также мощи преподобного Иакова. Точные даты жизни и кончины последнего неизвестны, как и точное место упокоения его мощей на территории пустыни. Святое место, наряду с Псково-Печерским монастырем, а также с расположенными в этих землях Никандровой пустынью и Крыпецким монастырем, особо почиталось православными людьми.

Согласно материалам «Историко-статистических сведений о Санкт-Петербургской епархии» (Т. 9. СПб., Лужений уезд, 1885), причт 4 храма до 1854 года состоял из священника и двух причетников, в связи с увеличением прихода была определена просвирня 5. Доходов получалось до 600 руб. на причт. Из них жалованье священника составляло 200 руб., псаломщиков - по 70 руб., просвирни - 30 руб. в год.

На конец XIX века в состав прихода входили две усадьбы, село Феофилова пустынь и девять деревень Лавровни, Селицы, Пахонь, Кирилково, Старищи, Звад, Дертины, Большие и Малые Льзи. Близлежащими приходами были Гагринский, Запольский, Уторгощский, Боротинский и Веленский. По соседству находились две земские школы при волостных правлениях в Заполье и Боротно, а также министерские школы в Гагрине и Веленях, в которых обучались дети местных крестьян. Прихожан насчитывалось 824 человека мужского пола и 919 душ - женского. Церкви принадлежали два ветхих деревянных дома для причта, сторожка и баня; 89 десятин 2, 022 сажени земли, в том числе под кладбищами и церквями - 1 десятина 1, 590 сажени, неудобной земли - 1 десятина 1, 270 сажени; 2250 руб. капитала церковного и 530 руб. на причт.Дом священника был выстроен в 1858 году из боковых флигелей телеграфного здания, находившегося на шоссе в шести верстах от церкви. Рядом находился дом причетника, переделанный из бывшего здесь же дома священника Романского. По преданию, наместник Александро-Невской лавры архимандрит Товия, живший в этом доме в период строительства храмов, оставил его за долги священнику Игнатию Васильеву, а потом дом переходил от одного священника к другому через покупку.

Исторически вокруг монашеской обители образовалось село, которое сделалось широко известным на территории Петербургской и Псковской губерний. Несомненно, что через населенный пункт, стоявший на развилке трех оживленных дорог, в разные годы и века проезжало много великих и известных людей. Согласно историческим данным, в октябре 1827 года на почтовой станции села Феофилова пустынь останавливался великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин (см. Псковская энциклопедия, 2003. С. 801).

До революции зажиточное село являлось центром ряда благотворительных учреждений. Из материалов того же журнала «Русский паломник» за 1902 год известно, что с 90-х годов XIX века под сенью храма Феофиловой пустыни приютился земский врачебный приемный покой, в 1899-1900 годах здесь возникла сель- екая община сестер милосердия с постоянным доктором. Устроителями общины являлись столичный (санкт-петербургский) священник отец И. С.Лебедев и местный священник отец А.Я. Смирницкий. В 1902 году по благословению митрополита Санкт-Петербургского Антония (Вадковского) смотрителем Александро-Невского духовного училища иеромонахом Никодимом (Кононовым), будущим новомучеником, была организована первая постоянная дача для воспитанников-сирот и иностранцев, обучавшихся в столичном Духовном училище и не имевших возможности уезжать на летние, Рождественские и Пасхальные каникулы домой. На даче отдыхало до сорока учащихся под наблюдением отца-смотрителя и двух надзирателей-учителей А. П. Соловьевича и иеромонаха Филиппа. Кроме богослужения и занятий дети играли в лапту, мяч и городки, ходили на прогулки, пели в хоре, работали в саду. До этого времени сирот брал к себе на дачу знаменитый пастырь-благотворитель протоиерей Алексей Колоколов, по кончине отца Алексея его дача отошла под «женское богоугодное заведение» - общину сельских сестер милосердия. Поэтому смотритель училища под дачу сирот арендовал небольшое имение господина Эрина с двухэтажным домом, садом и огородом вблизи церкви и неподалеку от местной общины сестер милосердия.

По указу Императора Николая II от 12 мая 1903 года вблизи станции Белой Санкт-Петербурго-Варшавской железной дороги (ныне - станция и поселок Струги Красные) и неподалеку от Феофиловой пустыни открывается новый большой артиллерийский полигон для летних маневров Русской армии. В то время главнокомандующим гвардии и Петербургского военного округа был Великий Князь Владимир Александрович (1847-1909). Приказом по военному ведомству от 28 февраля 1906 года новый военный лагерь стал называться «Владимирским» (В.П.Константинова. Струги Красные. М., 2002). Известно, что 20 мая 1911 года в лагере проходил Высочайший смотр, который проводил Император Николай II. Не исключено, что по дороге он мог посещать Феофилову пустынь.

По материалам «Историко-статистических сведений о Санкт-Петербургской епархии» (Т. 9, СПб., Лужский уезд, 1885), в разное время священниками церкви Успения в б. Феофиловой пустыни были Исайя Васильев, служивший до 1788 или 1780 года; Петр Тимофеев, - с 1780 по 1797 год; Игнатий Васильев, - с 1797 по 1831 год. С 1831 по 1854 год священниками здесь служили Петр Григорьев, переведенный позднее в Лужский собор, и Димитрий Антонович Романский (из второразрядных студентов); с 1854 года - Иоанн Семенович Разумовский, (также из второразрядных студентов), переведенный из села Ветвеника Гдовского уезда. Перед революцией, в 1915 году настоятелем церкви служил священник Василий Михайлович Воинов. В 1931 году церковь закрыли, в здании храма (по воспоминаниям местных жителей) устроили клуб, последний священник отец Василий уехал (предположительно в село Взвад Старорусского района Новгородской области, где он служил позже священником).

Рака со святыми мощами Преподобного Феофила Омучского, 1902 год.В звании дьячков состояли Трифон Игнатьев - до 1801 года; Петр Екимович Голубев - с 1801 по 1806 год; Иван Васильев - с 1806 по 1838 год; Александр Каллиникович Смирнов - с 1844 по 1855 год; Иван Анисимович Лабецкий, переведенный в 1880 году в соседнее село Заполье; Андрей Андреевич Чужбовский с 1865 по 1867 год и переведенный в Дылицы; Иван Иванович Ильинский, а позднее перед революцией его сын - Алексей Иванович Ильинский, уроженец этого села. В декабре 1937 года Алексея Ивановича Ильинского, который в это время служил псаломщиком в соборе Воскресения Христова в городе Луге, расстреляли в Левашовской пустоши под Ленинградом. (Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. Вып. 14, ч. 2, статья «Из синодика новых мучеников Российских, православных клириков и мирян, расстрелянных в 1937 году», с. 97-100). Пономарями в разные годы служили Григорий Исаев, Иван Григорьев, Иван Каменоградский, Стефан Яковлевич Яновский и другие.

По крупицам собирая воспоминания старожилов, можно только представлять, какое благолепие являл собой храм во имя Успения Пресвятой Богородицы. Несколько свидетельств очевидцев тех далеких лет. Моя мама - Екатерина Петровна Степанова (в девичестве - Ильина) 1919 года рождения, уроженка деревни Новоселье, что находилась по соседству с Феофиловой Пустынью «Мне было тогда лет семь-восемь. Летом всей семьей ходили в церковь в Велени, что в 3 верстах от Новоселья. Зимой, когда свободного времени было коболе, ездили на лошади, запряженной в санки, в Феофилову пустынь. Папа - Петр Ильич, мама - Анастасия Васильевна, сестра Шура и трое братьев - Леня, Ваня и Вася. Отец всегда говорил «Едем в Пустынь». Хорошо помню красивый большой забор из красного кирпича вокруг церкви. Приезжало много народу из округи на лошадях. Лошадей навязывали к коновязи с двух сторон. В самой церкви на стенах висело много старинных икон, а с купола храма спускалась необыкновенной красоты хрустальная люстра, в которой горело множество белых свечей. Люстра, от мерцания огоньков, словно вспыхивала и искрилась, переливалась, как радуга, всеми цветами. Хор в церкви был большой, певчие пели очень торжественно и красиво. На морозном воздухе звонко и радостно звонили колокола. Мы всей семьей причащались».

Из воспоминаний жительницы деревни - Анны Никандровны Яблоновой, записанных в октябре 1992 года и предоставленных мне И.В. Поповым «В церкви был один большой купол, светло-голубая главка с золотыми звездочками, который был виден за 6 километров. Икона Божией Матери стояла у иконостаса слева, справа находилось Распятие Христа. В Великий пост из храма в Феофиловой пустыни большие иконы Божией Матери и Спасителя приносили на руках в село Звад и носили из дома в дом. Звонарь звонил на колокольне в большие и малые колокола. Помню крестные ходы летом, но не на Успенье, а много раньше, когда приезжало много священников, богомольцев и епископ. Усыпальница преподобного Феофила находилась в церкви слева от входа. В нее надо было спуститься вниз по ступенькам. Гробница была под покровом, на покров жертвователи клали деньги. В малой пещере с мощами слева висела иконка и всегда горела лампадка. Там же брали лампадное масло. Лучшими певчими были Клавдия Ивановна и Анна Ивановна. Почитаемой была икона Спасителя с двумя угодниками Вавилом и Самуилом, у которой молились за тех, кто в тюрьме. В войну с 1941 по 1944 год в храме служили священники, люди с окрестных деревень гили молиться».

В начале 1920-х годов село Феофилова Пустынь переименовали в деревню Николаеве. Согласно справке Государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства, «Постановлением президиума Петроградского губисполкома от 6 апреля 1923 года Лудонская волость Лужского уезда была переименована в волость имени тов. Степанова (Степановскую волость), село Феофилова Пустынь Лудонской волости - в село Николаеве. Степанов Семен, бывший предволисполкома, член РКП, расстрелянный белогвардейцами в 1919 году, Николаев Николай - секретарь Лудонского волревкома, член РКП, расстрелян белыми в 1919 году» (Газета «За коммунизм» от 18 июля 1970 г.).

По воспоминаниям местных старожилов, в 1940 году часть икон из закрытого храма порубили, оставшуюся часть вместе с остатками церковной утвари на лошадях вывезли в Струги-Красные. Тогда же разбили и огромную необыкновенной красоты люстру, которую не смогли осторожно снять. Во время рубки икон один из прибывших на подводах мужиков поранил в кровь лицо отскочившей от иконы щепкой. В период оккупации 1941 - 1944 годов в храме вновь шла служба. Открытие храмов и возобновление богослужений, в том числе в Феофиловой пустыни, во многом стало возможным благодаря священникам Православной Псковской миссии, направленным в Северо-Западные Русские области Высокопреосвященным Сергием (Воскресенским), митрополитом Виленским и Литовским, экзархом Латвии и Эстонии. За период деятельности миссии с августа 1941 по февраль 1944 года на территории Псковской епархии было открыто больше трехсот приходов, из Прибалтики приехали священники, священно- и церковнослужители, как из числа местного духовенства, так и из эмигрантов, покинувших родину во время Гражданской войны. К ним присоединились и оставшиеся к этому времени в живых (после репрессий 1920- 1930-х гг.) местные пастыри, проживавшие по деревням нелегально или высланные, и до войны не служившие. После освобождения псковской земли от немецких войск часть храмов (от трети до половины открытых миссионерами) вновь закрыли, но многие церкви и соборы остались действующими. Впоследствии многих священников и мирян, состоявших в Псковской Православной миссии арестовали и репрессировали, и они находились в советских лагерях и тюрьмах (Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2002. Вып. 26-27. С. 5-7). В годы Второй мировой войны церковь сильно пострадала. Согласно рассказам местных жителей, придорожный храм разрушали и немецкие и советские войска в ходе ожесточенных боев за стратегически важный узел дорог. В сорок первом году на колокольне находился наблюдательный пункт, с которого артиллерийскими наводчиками корректировался огонь батарей по наступающим немецким дивизиям, рвущимся к Луге. Особенно пострадала западная часть храма с колокольней. После войны местные жители продолжили разрушение храма, растаскивая его развалины на кирпичи.

Со временем стены разоренной церкви все больше ветшали и разрушались. Дожди, ветра и снега довершили дело рук человеческих. К 1970-1980-м годам, от белоснежного каменного красавца-храма, стоявшего на развилке трех дорог, мало что осталось. Над лесом и селом возвышается лишь видная издалека центральная часть храма, увенчанная куполом, опирающимся на четыре столба. Стены и колокольня храма погибли от людского варварства. В послевоенные годы на территории пустыни поставили щеподралку, а позднее - пилораму. Прилегающее к храму кладбище сровняли с землей, а оставшиеся развалины святыни тщетно пытались взорвать динамитом и растащить тракторами. Последняя попытка разобрать остатки церкви на кирпичи предпринималась в 1991 году, но местные матушки - жительницы села, не дали свершиться святотатству.

В любом явлении или деянии скрыт Промысл Господень. Бог требует от людей поступать согласно Его заповедям. Нам для того, чтобы примириться с Богом после десятилетий безбожия, необходимо вернуться к нашим православным истокам. Видимо, настало время собирать камни и возрождать поруганные святыни. Дождалась этого часа и Феофилова пустынь.

После молебна, отслуженного 29 июля 2002 года на развалинах Феофиловой Пустыни благочинным Плюсского округа игуменом Романом (Загребневым), на сходе жителей села и окрестных деревень было принято обращение к главе Хрединской волости о возвращении исторического названия селу. В нем, в частности, говорилось «Обращаемся к Вам как к православному русскому человеку, призванному от нашего имени выступать голосом и защитником во всех мирских делах наших. Нам выпало жить в непростое время, когда с запустением людских душ происходит катастрофическое вымирание народа, просторы России становятся безлюдными, и смерть уносит в год за кладбищенские ограды по миллиону наших сограждан. Во времена тяжелейших испытаний и войн, обрушивающихся на многострадальную русскую землю, наши граждане всегда обращались к памяти великих предков, призывая их в помощники и защитники Отечества. Вот и сегодня, когда ровно 60 лет назад (1942) были учреждены ордена Суворова, Кутузова и Святого Благоверного Князя Александра Невского, состоялись православный молебен и сход на могиле преподобного Феофила Омучского и Лужского в Феофиловой пустыни, утратившей свое исконное название в апреле 1923 года. Тяжкий грех впадать в уныние. Несмотря на переживаемые трудности, вершится историческая справедливость в национальном масштабе по возвращению прежних наименований городам Санкт-Петербургу, Екатеринбургу и другим населенным пунктам. Настало время во имя будущих поколений осуществить возвращение прежнего имени селу Феофилова пустынь, что явится не только исторической справедливостью, но и нравственным долгом живущих на нашей стружской земле граждан и властей.

Духовное возрождение России не начнется по указу или распоряжению сверху, если мы, живущие на землях Святой Троицы, коей является Земля Псковская, сами не обратимся к своим духовным корням и истокам. Только тогда, с помощъю Божией, и во имя Его мы сумеем одолеть пороки и излечить недуги нашего общества. Только обретя на земле помощь нашего небесного покровителя и заступника преподобного Феофила, мы сможем счастливо и уверенно жить, созидая на благо великой России.

Мы надеемся на Вашу помощь и доброе участие в этом благородном деле, что попранная 80 лет назад историческая справедливость восторжествует и к апрелю 2003 года село Феофилова пустынь вновь появится на картах области. С возвращения прежнего наименования начнется духовное возрождение святыни, и мы надеемся, что недалеко то время, когда над нашими окрестностями, вливаясь в стройный хор других святынь земли псковской, поплывет радостный благовест колоколов церкви Успения Божией Матери.

От имени участников молебна в честь преподобного Феофила и схода граждан просим Вас поддержать нашу просьбу и обратиться в районное собрание по нашей инициативе о возвращении деревне Николаева прежнего наименования село Феофилова пустынь».

Данное обращение единогласно было принято всеми участниками прошедшего молебна и схода. От имени всех собравшихся данное обращение подписали В.Я.Степанов - член Союза писателей России, Н. А. Солпековский - генеральный директор оборонного предприятия «Псковский завод аппаратуры дальней связи», В. П. Кулешова - учительница истории Лудонской основной школы. Необходимость возрождения святыни возникла не на голом месте. Этому способствовало изменение общественного сознания, происшедшее в тяжелейшие для всего народа последние годы «демократических» реформ. С Божией помощью, несмотря на переживаемые трудности, начинается вершиться историческая справедливость по возвращению прежних наименований. Многое уже, к счастью, возвращается на круги своя, так, например, город, где находится величайшая православная святыня, - Троице-Сергиева лавра, бывший Загорск, вновь стал Сергеевым Посадом. Возвращены исторические названия городам Твери, Луганску, Мариуполю, Нижнему Новгороду, С.-Петербургу и Шлиссельбургу, Екатеринбургу, Самаре. Вернулись старые названия улиц во многих городах. На территории Псковской области поднимается из руин Свято-Благовещенская Никандрова пустынь, возрождается Крыпецкой Иоанно-Богословский мужской монастырь, восстают из забвения Рождества Богородицы Снетогорский и Свято-Троицкий Творожковский женские монастыри, строится православный храм в Стругах Красных...

Пришло «время собирать камни» на развалинах Феофиловой пустыни. Большая роль в возрождении монастырей и храмов принадлежит главе законодательной власти области Юрию Анисимовичу Шматову. И это, видимо, далеко не случайно. Сказываются крепкие родовые корни замечательного русского человека, его любовь к земле псковской. Он неоднократно поднимал и поднимает вопросы возрождения святынь на заседаниях областной думы, встречается с духовенством Псковской епархии, со строителями и жителями, не только как избранный народом депутат, но и как православный русский человек, понимающий необходимость духовного и нравственного оздоровления псковской земли. С конца 80-х годов сбор материалов о Феофиловой пустыни активно ведется редактором журнала «Санкт-Петербургские Епархиальные ведомости» Ильей Васильевичем Поповым. Часть сведений об Омучских чудотворцах была опубликована им в журнале Санкт-Петербургской епархии, в петербургской газете «Средняя Рогатка», а также вошла в сборник «Акафисты Русским святым», изданный в 1996 году. Ряд исторических публикаций, архивных материалов и записи рассказов местных жителей-старожилов были любезно предоставлены И.В.Поповым автору. О необходимости восстановления исторической справедливости, святых подвижниках и обители в последние годы неоднократно писала общественность краевед Евгений Михайлович Федоров в районной газете (Газета «Струги» от 30 ноября и 25 декабря 1996 г.), учитель истории Вера Петровна Кулешова (Газета «Новости Пскова» от 31 августа 2001 г.), редактор отдела газеты «Новости Пскова» Олег Васильевич Константинов в областных изданиях и на сайтах Интернета, заведующая краеведческим районным музеем Валентина Павловна Константинова (Газета «Струги» от 9 октября 2002 г.), член Союза писателей России Владимир Яковлевич Степанов на страницах центральных российских журналов и газет (Природа и человек. Свет. 2002. № 6,2003. № 5,2003. № 7; Русский дом. 2002. № 7; Русский вестник. 2003. № 13, 2003. № 17-18; Экономика и жизнь. 2003. № 28. и др.) и поэтических сборников.

Вопрос о возвращении исторического наименования селу пытался поднять по приезду на служение в Струги в 1997 году настоятель местного Свято-Успенского храма священник Димитрий Ульянов, но тогда его усилия не принесли, к сожалению, положительных результатов. Примечательно, что настоящая, удавшаяся инициатива возвращения селу имени и идея возрождения святыни исходила от детей - учащихся Лудонской основной школы, являющихся членами патриотического клуба «Родина», созданного на базе этой школы. Особая заслуга принадлежит руководителю клуба Вере Петровне Кулешовой, а также ученикам - Антону Касприку, Михаилу Быкову, Наде Грищенко, Любе Рыжиковой, Ане Корытько, Роману Варганову, Ане и Геннадию Кулешовым и многим другим. Инициативу учащихся поддержали семьдесят семь жителей тогдашней деревни Николаеве, представители духовенства - благочинный Плюсского округа игумен Роман (Загребнев), священник Димитрий Ульянов, настоятель церкви свв. мучеников Флора и Лавра в селе Хредино священник Константин Бабин, а также депутаты районного собрания и жители деревень Новоселье и Лудони, расположенных по соседству с Пустынью. Живое участие в реализации требований граждан и избирателей приняли главы администраций Хрединской волости Зоя Александровна Федорова и Стругокрасненского района Александр Алексеевич Котов.

Много добрых помощников оказалось среди прихожан и в родне. Большую помощь в обработке и систематизации материалов оказала моя супруга Инна Прокофьевна. С моим братом Вячеславом Яковлевичем на его автомобиле неоднократно выезжали для сбора материалов в С.-Петербург, фотосъемки храма и местности и встреч со священнослужителями возрождаемых псковских святынь. Немало встреч было с прихожанами, помнящими свои детские годы, когда храм еще являлся действующим, которые делились воспоминаниями и фотографиями той далекой поры. Так, например, Галина Константиновна Дмитриева, уроженка здешних мест, ныне проживающая в С.-Петербурге, предоставила фотографии храма конца тридцатых годов.

И, может быть, самое главное незадолго до кончины великого молитвенника и заступника земли русской старца протоиерея Николая Гурьянова с острова Талабск, расположенного на Псковском озере, было получено его благословение на возвращение прежнего наименования селу и возрождение Феофиловой пустыни. «Помоги, Господи! Надо возрождать Феофилову пустынь. Бог поможет!» - таковы были слова благословенного старца.

Девятнадцатого сентября 2003 года «в актовом зале администрации района состоялась четвертая сессия районного Собрания депутатов... На сессии было рассмотрено ходатайство жителей деревни Николаеве Хрединской волости о возвращении деревне ее исторического названия - Феофилова Пустынь. Доклад по истории наименования села делала заведующая районным краеведческим музеем В. П. Константинова... Прослушав доклад, депутаты единогласно постановили «принять предложение о возвращении деревне Николаеве ее исторического названия - Феофилова Пустынь; поручить администрации района направить настоящее постановление с материалами и документами, обосновывающими переименование деревни Николаеве почтового отделения Лудони Хрединской волости, в Псковское областное собрание депутатов», восстановив тем самым историческую справедливость» (Газета «Струги» от 21 сентября 2002 г.). Постановлением Псковского областного Собрания депутатов от 31 октября 2002 года № 182 «О переименовании деревни Николаево Хрединской волости Струго-Красненского района в деревню Феофилова Пустынь 6» законодатели области поставили окончательную точку в вопросе восстановления прежнего наименования населенного пункта.

В соответствии с Федеральным законом «О наименованиях географических объектов» Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июня 2003 г. № 375 «О присвоении наименований географическим объектам и переименовании географических объектов в ... Псковской, Ростовской и Саратовской областях» принято предложение Псковского областного Собрания депутатов, и на картах вновь появилось название, которому шесть с лишним веков.

Преподобный Феофил и другие подвижники.

Суровая природа Северо-Запада Руси привлекала многих монахов-отшельников, ищущих духовного уединения. Как правило, многие из них проходили монашеский искус в известных русских монастырях или на Афоне. Затем монахи уходили искать место для уединенной молитвы, строили небольшой скит, куда постепенно собиралась братия и рядом с которым, благодаря их подвижничеству, возникало селение, а затем учреждался великий или небольшой монастырь. Православные монастыри, органически вписываясь в природу, становились духовными центрами миссионерской деятельности, в которых физический, а если возникала необходимость, то и ратный, труд являлся составной частью образа подвижнической жизни.О преподобных Феофиле и Иакове Омучских относительно времени их жизни, происхождения и деятельности сохранилось очень мало сведений. Имя «Омучские» они получили по месту своего монашеского подвига на берегу болотистой речки Омучи (Омуги), которая протекает по территории нынешних Стругокрасненского и Плюсского районов Псковской области и впадает в реку Плюссу. С XV века в Новгородском крае существовало почитание преподобных Феофила и Иакова как местночтимых святых. Их имена можно видеть в святцах Русской Православной Церкви и поныне. Память (по старому, по новому стилю) преподобного Феофила Омучского (15 век) - 29 декабря 11 января, а преподобных Феофила и Иакова Омучских (ок. 1412) - 21 октября 3 ноября. По преданию, Феофил (с греч. - «боголюбивый») происходил из благочестивой семьи поселян. В родительском доме, где он воспитывался в традициях, передававшихся из рода в род, его обучили грамоте и чтению божественных книг. В то время широко были известны обители на Валааме и Коневце, которые привлекали своей святой жизнью многих подвижников благочестия. Здесь Феофил принял иноческое пострижение и прошел разные послушания. За высокую святость своей жизни Феофил был поставлен преподобным Арсением игуменом Коневской обители. Спустя время он вместе с его учеником-сподвижником Иаковом покинул стены монастыря, так его влекло в безмолвие пустыни. Отправившись в южные пределы Новгородских земель, ведомые Божественным Промыслом, искатели безмолвия вышли из Коневецкой обители и среди мхов, лесов и болот, на берегу речки Омучи (Омуги) нашли себе уединенное место. Здесь они стали проводить жизнь в строгом посте, молитве и в борьбе с искушениями лукавого. Смиренные старцы дожили до глубокой старости и приняли схиму.

В книге иеромонаха Никодима (Кононова) «Русские святые и подвижники благочестия, подвизавшиеся и чтимые в пределах Санкт-Петербургской епархии XIV-XVII веков. Агиологические очерки» (СПб., 1901) преосвященный архиепископ Филарет сообщает следующее «Преподобные Феофил и Иаков сперва подвизались на острове Коневец вместе с преподобным Арсением 7. Потом в 1396 г. основали пустынь в честь Успения Богоматери на р. Омуге, в округе Демьяновского погоста, в 65 вер. от Порхова. Феофил был основателем пустыни, а Иаков - устроителем обители. Блаженная кончина их последовала около 1412 г. октября 21 д.» в княжение Василия I Дмитриевича.

В следующем источнике читаем, что «Феофил Омучскийпреподобный сперва подвизался на острове Коневец вместе с преподобным Арсением. В 1396 году основал пустынь на реке Омуче, в округе Демьяновского погоста, в 65 верстах от Порхова. Скончался около 1412 года. Мощи Феофила Омучского почивают под спудом в Успенском храме, с 1764 года приходском» {Энциклопедический словарь. Санкт-Петербург Типография Акционерного общества Брокгауз-Ефрон, 1904. С. 934). Ко времени закрытия пустыни в 1764 году были известны тропарь и кондак Феофилу, имелось иконописное изображение святого. Одна из икон преподобного Феофила, написанная примерно в конце XIX - начале XX века, ныне сохранилась и находится в одном из храмов Псковской области. Еще один образ преподобного, переданный Евгением Михайловичем Федоровым для реставрации в воинский храм св. Александра Невского, хранится запасниках этого храма во Пскове. По рассказам очевидцев, и после революции 1917 года в Успенском храме Феофиловой Пустыни имелось несколько икон преподобных Феофила и Иакова, а также образов, на которых святой Александр Невский был изображен вместе с преподобным Феофилом. В 1902 году в Петербурге неизвестным автором был сочинен рукописный акафист преподобному Феофилу, который получилодобрение Духовного цензурного комитета. Но 18 апреля 1905 года решением Синода акафист был отклонен после отрицательного «отзыва архиепископа Финляндского и Выборгского Николая, который основные недостатки акафиста вывел из скудости сведений о житии и чудесах преподобного. В настоящее время «Акафист святому преподобному Феофилу, игумену Омучскому, Лужскому чудотворцу» опубликован. (Акафисты русским святым. Изд. «Титул». Т. 3. Санкт-Петербург, 1996. С. 734-743). Кроме того, сохранился рукописный вариант акафиста, датированный началом XX века и сохраненный Анной Яковлевной Казаковой в рукописи до 1956 года, которая находится у жительницы (соседней с Феофиловой Пустынью) деревни Лудони Александры Игнатьевны Владимировой.

По Отенскому списку святцев «преподобный Феофил пустынник в Феофиловой пустыни на реке Шелони, в л. 6904 (1396) м. акт. в 21 д. Мощи под спудом, тропарь и кондак есть. Пр. Иаков - начальник Успенского монастыря на Шелони». По старшему списку святцев «преподобные Иаков и Феофил, Омучские, игумены Рождества Богородицы Коневецкого монастыря, бывшие на Ладожском озере в л. 6904 (1396) м. окт. В 21 д.» (Русские святые, чтимые всею церковью или местно. Опыт описания жизни их. Сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь. С.-Петербург, 1882. С. 244). Согласно сборнику «Акафисты русским святым». (Изд. «Титул». Т. 3. Санкт-Петербург,1996. С. 734-743), в стенах 1902г., Коневецкого монастыря преподобные прожили пять-семь лет, но житийные подробности, к сожалению, не сохранились. На реке Омуге преподобный Феофил подвизался шестнадцать лет до своей блаженной кончины, последовавшей, по одним источникам, 21 октября, по другим - 29 декабря около 1412 года. Он был погребен под спудом в деревянной Успенской церкви. Здесь же на территории пустыни предположительно похоронен и старец Иаков, который продолжал дело благоустроения обители, но конкретное место и год погребения преподобного Иакова неизвестны.

О церковном почитании Омучских святых печатных свидетельств немного, и, как правило, сведения скупые и короткие. Но имеющаяся информация позволяет сделать вывод, что преподобные Феофил и Иаков издавна почитались как святые. В «Иконописном подлиннике» под 8 июня, записано, что «преподобный отец наш Феофил пустынник, иже на Омуге реке в Псковской области, новый чудотворец подобием сед, брада, аки Александра Свирского, ризы монашеские, в схиме» (Иеромонах Никодим (Кононов) «Русские святые и подвижники благочестия, подвизавшиеся и чтимые в пределах Санкт-Петербургской епархии 14-17 веков. Агиологические очерки» (СПб., 1901). Те же данные приводят авторы словаря «Истории о святых» (СПб., 1836. С. 286), Н.М.Кутепов «Памятная книга по Санкт-Петербургской епархии» (СПб., 1899. С. 471) и Ратшин (Полное собрание исторических сведений о монастырях России. М., 1852. С. 456-486). Причем автор полного собрания сведений о монастырях, как и составители «Энциклопедического словаря» под редакцией проф. И.Е.Андреевского (С.Петербург. Типография Акционерного общества Брокгауз-Ефрон, 1904. С. 932), монашескую обитель называют «Успенской Коневской Феофиловой пустынью». В XX веке прп. Феофил Омучский, который в святцах именуется Лужским чудотворцем, уже был известным святым Петербургской и Псковской губерний.

С Феофиловой Пустынью связаны судьбы и других почитаемых святых земли псковской. Примерно в середине XVIII столетия пустынь покинул иеромонах Мардарий 8, решивший «по примеру древних христианских отшельников проводить жизнь пустынническую» (А. Князев. Иеромонах Мардарий, псковский пустынножитель. СПб., 1891, переиздано изд. «Свето-носец», 1998). Вместе с ним в глухом лесу, в 30 верстах от Феофиловой Пустыни одновременно поселилось еще четыре инока Павел, Тихон, Марк и Евфросин, о которых известно, что впоследствии они провожали пустынножителя в последний путь. Иеромонах Мардарий (в миру он назывался Матфием) являлся постриженником известного Череменецкого Иоанно-Богословского монастыря Санкт-Петербургской епархии, основанного под Лугой во времена правления царя Иоанна III. По пострижении в монашество его определили в Феофилову Пустынь строителем.

В близлежащей Задорской, или Середской, пустыни на реке Омуге Мардарий устроил себе келью для уединенной молитвы. Там он услышал, как сказано в житии, Божий глас идти к рекам Ситне и Рытнице на Донские ручьи, где и подвизаться до конца дней своих. Это место находилось на Горском погосте в 30 верстах от Феофиловой пустыни, в 50 верстах от Пскова 9 между тремя обителями Крыпецкой, Никандровой и Феофиловой.

Мардарий прожил в уединении более тридцати лет. По прошествии двадцати лет пустынного жития рядом с земляной келией он выстроил деревянную, в которой жил только летом. Скончался предположительно в возрасте не менее 60 и не более 70 лет, 11 сентября 1765 года, предание его тела земле произошло 14 сентября, в день Воздвижения Креста Господня. По другим источникам - около 1755 года. Во всяком случае, кончина Мардария произошла не позже 1772 года, когда по метрическим книгам Горского погоста умер священник Феодот, служивший при погребении монаха. Первоначально Мардарий был похоронен у Донских ручьев. Предположительно, в 1804 году архимандритом Геннадием, настоятелем Благовещения Пресвятой Богородицы Никандровой пустыни его останки были перенесены и перезахоронены в трапезной больничной церкви монастыря (Письмо псковского гражданского губернатора от 4 января 1805 г. его сиятельству господину действительному тайному советнику, министру внутренних дел. Госархив Псковской области фонд 20, опись 1, дело 171 «Дело о выкопанном гробе монаха Мардария»).

По свидетельствам очевидцев, в их числе и моей бабушки Анастасии Васильевны Ильиной, в водах святого источника Мардария многие болящие получали и получают исцеление. До февральской революции 1917-го года с Донских ручьев поставлялась форель к столу Его Императорского Величества, а перед Великой Отечественной войной в этих местах планировалось строительство лечебно-оздоровительного санатория. До настоящего времени иеромонах Мардарий, почитаем местными жителями, но не прославлен в лике святых. Насколько известно автору, псковского пустынножителя особо почитал старец протоиерей Николай Гурьянов, а документы для канонизации его уже подготовлены.

Тесно сплетаются исторические судьбы Феофиловой и Никандровой пустыней 10. Образы святых, творивших духовные подвиги на земле Святой Троицы, запечатлены на одной из псковских икон конца XIX - начала XX века. На иконе рядом со святым Иоанном Крестителем изображены преподобные Феофил и Иаков Омучские, Никандр пустынножитель и Иоаким Опокский.

По разному складывалась судьба двух обителей, но трагическое разорение их в первой трети XX столетия по существу одинаково. В 1929 году советские власти обитель закрыли. В начале 30-х годов якобы за бывшее в годы гражданской войны за «пособничество белым бандам Булак-Булаховича» взорвали церкви, сломали и разграбили монастырские постройки, порушили кирпичные стены. Церковную достопримечательность - часы с монастырской колокольни - увезли в Псков и установили на здании бывшего Кадетского корпуса (ныне здание областной администрации). В 1941 году Псковской Православной миссией и возглавлявшим ее прот. Кириллом Зайцем предпринималась попытка возрождения монастыря, но после трагической гибели настоятеля пустыни иеромонаха Андрея (Тишко) обитель вновь пришла в запустение, и так и не была возобновлена (Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2002. Вып. 26-27).

По Промыслу Божию, в конце 1990-х годов архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий благословил возрождение обители. Решение о восстановлении святынь приняли в 2000 году законодатели области. С лета 2001 года в пустыни поселился первый насельник - рясофорный монах-строитель Гавриил. Седьмого октября 2002 года в Никандровой Пустыни было совершено освящение деревянной церкви в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Хочется верить и надеяться, что следом за восстанавливаемыми храмами Никандровой пустыни начнет возрождаться из руин и церковь Успения Пресвятой Богородицы в Феофиловой Пустыни.

На Руси трудное время всегда выдвигало подвижников, которые не только крепили православную веру, но и своим примером пробуждали в народе лучшие его качества. В народе сохраняется память о подвигах преподобных Феофила и Иакова, пробуждая в нас, живущих ныне, стремление восстановить Феофилову Пустынь в прежнем величии и красоте. Благодаря русским православным людям и общественности село обрело свое историческое наименование. Пусть же вновь возгорится неугасимая лампада здесь в святых стенах и камнях Свято-Успенской Феофиловой Пустыни.

Полдень Феофиловой Пустыни.

По старинному большаку, похожему на потертую ленту транспортера, подающего огромными пригоршнями зерно на колхозном элеваторе во время уборки урожая, обгоняя наш старенький видавший виды автомобиль, в сторону Питера спешили в легком мареве выхлопных газов большегрузные трейлеры и разноцветные отечественные и иностранные легковушки. Восемь километров автомобильной магистрали - всего-то и расстояние от несуществующей на географической карте деревни Новоселье до оставшегося в народной памяти села Феофилова пустынь, а сколько воспоминаний и размышлений навеяли эти несколько минут пути. Сколь все-таки мало, а вернее почти ничего, не знаем мы взрослые советской эпохи и дети демократических перемен о своей родной русской земле, отраженной «в кривом зеркале российской историографии». Вот и о Феофиловой пустыни довелось мне услышать года три назад, а до этого не единожды проезжал мимо деревни Николаево и не знал, что до апреля 1923 года это место, освященное подвигами великих русских старцев Феофила, Иакова и иеромонаха Мардария, являлось одним из оплотов и твердынь православия на северо-западе великой Руси на землях Святой Троицы.

Обитель во Имя Успения Божией Матери возникла на речке Омуге около 1396 года. Много преданий о деятельности монашеской обители и чудеснейших исцелениях сохранила история и народная память. Одно из них относится к таинственной личности императора Александра I, который в 1824 году присутствовал на освящении каменного храма. По одной из версий русский государь скончался 19 ноября 1825 года в городе Таганроге, а по другой - отошел в мир иной 20 января 1864 года под именем старца Федора Кузьмича, праведно проведшего последние тридцать лет жизни в Сибири. Но, как бы там ни было, считается, что монарх-самодержец у раки с мощами преподобного Феофила излечился от простудного недуга, поразившего его ноги.

С 1824 года до богоборческих времен в живописном месте возле некогда полноводной речки Омуги, отражаясь в ее зеркальной глади, обрамленной желтоглавыми кувшинками, напротив развилки дорог, ведущих на Новгород, Псков и Питер, высился красивый кирпичный храм, устроенный русским императором, с тремя приделами центральный в честь Успения Пресвятой Богородицы, левый - Святого Благоверного Князя Александра Невского, правый - преподобного Феофила Лужского-Омучского, называемого в святцах «новым чудотворцем». До революции в этом селе размещалось большое число различных благотворительных учреждений, в том числе дачи для сирот и больница.

В 30-е годы прошлого века Успенскую церковь закрыли. Незадолго перед войной старинные иконы порубили и вывезли вместе с остатками церковной утвари в райцентр. Согласно рассказам местных жителей, храм разрушали немецкие и советские войска в ходе ожесточенных боев, а оставшиеся развалины уже после войны пытались взорвать динамитом и растащить тракторами атеистически настроенные граждане, проживавшие в стране победившего социализма. Но социализм, по своей сути, не мог одолеть греховности мира, ибо на словах строя земной рай - коммунизм, на деле являлся безбожным.

Время советских и демократических «реформ» не минуло сей край, не избежало печальной участи запустения некогда богатое и известное в миру село, в котором ныне большую часть составляют доживающие свой век пенсионеры да дачники. На месте, где высился голубой с золотыми звездами купол храма и возносились молитвы к Богу, на развалинах святыни и могилах наших предков неухоженностью и временностью построек распласталась пилорама, оглашающая окрестности зубовным скрежетом механизмов и глухим стоном распиливаемых бревен.

Многое символично в судьбах храма и пилорамы. Шесть веков назад в болотной глуши воссоздаваемый храм крохотными огоньками лампадок и свечей освещал и согревал души проживающих прихожан и сельчан. С Божиим Словом хорошела и богатела Феофилова пустынь. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Слово прописано на Небесах, оно не просто духовно, но и больше, чем материально. Восемьдесят лет назад изменили название села, дав ему фамилию то ли одного из революционеров, убитого неподалеку, то ли генерала, предавшего царя и перешедшего на сторону большевиков, который был пленен войсками Юденича и за измену присяге повешен. Затем закрыли, осквернили, разграбили и взорвали церковь. На обжитом веками месте не стало стержнеобразующего культового сооружения, и в душах людей возникла темень чащобной глуши, которая царила здесь во время основания обители. Перемена названия, видимо, способствовала тому, что позднее на месте святыни на костях наших праотцев выросло деревообрабатывающее предприятие, призванное стереть в памяти людской многовековую историю русского народа.

И вот что заставляет любого верующего человека задуматься над происходящими на святой земле знамениями, в которых ясно прослеживается Промысл Божий и попечение небесного заступника края преподобного Феофила. По рассказам местных жителей за последние десять с небольшим лет одного из хозяев лесопилки убили, другой застрелился, следующий разорился, а у очередного в семье случилось большое горе... Опять-таки из рассказов много лет назад на кладбище-лесопилке потревожили неведомо откуда взявшийся огромный клубок змей, которые расползлись по домам сельчан и от которых с трудом удалось очистить жилища. Сама матушка-природа призывает Небесный Разум помочь людям одуматься, а они почему-то не слышат или не хотят слышать глас Божий. Вот такие страшные времена смутой поселились и осели в душах...

Ничего нет случайного в этом мире, все испытания заранее предопределены человеку, которому предстоит определиться с выбором пути в земной жизни. Поездка в пустынь тоже оказалась неслучайной. В далекой Швеции, вроде бы ни с чего, зашел разговор о святом месте с редактором одного из православных изданий Ильей Васильевичем Поповым, который оказался не только высоко эрудированным человеком, но и готовым бескорыстно предоставить имеющиеся в его распоряжении материалы. Позднее несколько добрых давнишних знакомых, в их числе Галина Алексеевна Торопова и Сергей Алексеевич Иванов, просили меня написать о пребывающей в разрушении и запустении Феофиловой пустыни.

Мир не без добрых людей. Надо только проникнуться добрыми помыслами, и сразу сыщутся и окажутся рядом многие добровольные и бескорыстные помощники и сподвижники. Взять, к примеру, учительницу истории Лудонской основной школы Веру Петровну Кулешову, генерального директора крупного предприятия «Псковский завод аппаратуры дальней связи» Николая Александровича Солпековского, уроженцев здешних мест, радеющих за возрождение и процветание родной земли. Сколько интересных материалов передала мне заведующая местным краеведческим музеем Валентина Павловна Константинова. Прекрасные настоящие русские люди, на коих и держится, не поддаваясь омерзению и опошлению, наша духовная и светская культура. По крохам, по крупиночкам собирают они материалы о родном крае, своих земляках, с трудом отыскивают интересные и значимые факты, а делятся добытой и систематизированной информацией щедро и без остатка со всеми людьми. Русское бескорыстие и доброта - не этим ли мы все еще живы в нынешнее достаточно запутанное и смешавшееся время алчности и прочих пороков.

А разве не добрый подвижник во всем, что связано с возрождением былой славы Псковщины, глава областного законодательного собрания Юрий Анисимович Шматов. Один штрих из его жизни, говорящий о его пути к храму. Много лет назад приключилась с Юрием Анисимовичем в дороге большая беда со здоровьем. Шансов выжить никаких, но районный хирург православный русский верующий человек, принявший позднее постриг, - сделал операцию, благополучный исход которой не гарантируется даже сейчас, в оснащенных по последнему слову техники кардиохирургических центрах. Когда пациент пришел в себя после наркоза и задал вопрос, касаемыи продолжения жизни, доктор посоветовал уповать на Бога, набрать три «молочных» тридцатилитровых фляги воды с Никандровских источников. Мол, как выпьешь содержимое, так и станешь здоров. Впоследствии так все и получилось.

Благодаря заботам и попечительству Юрия Анисимовича расширился для меня круг людей, радеющих за возрождение Феофиловой пустыни. В их числе краевед Евгений Михайлович Федоров, один из первых поднявший вопрос о судьбе святыни на страницах районной печати, главный архитектор Струго-Красненского района Борис Петрович Хохлов, автор проекта памятника «Примирения «белых» и «красных», который, хочется надеяться, со временем с Божией помощью установится рядом с возрожденным храмом Успения Божией Матери.

Во время молебна с освящением воды в день памяти первой правительницы-христианки Руси - Святой Равноапостольной Русской Княгини Ольги, проходившего неподалеку от Пскова в Выбутах, откуда по преданию родом наша землячка, мне посчастливилось быть представленным владыке Евсевию - архиепископу Псковскому и Великолукскому, а также удалось познакомиться с игуменом Романом - благочинным Плюсского округа, на территории которых находится Феофилова пустынь и которые истово радеют за ее возрождение.

Ярых противников возвращения селу прежнего названия и восстановления святыни среди мирян нет. Но часть жителей настолько пассивна к происходящему на их родной земле, что, казалось бы, уже нечему удивляться за последние годы, но все равно от безразличия просто диву даешься. Одна из жительниц близлежащей деревни, человек далеко не молодых лет, как-то задала мне несколько вопросов. Мол, ты, что, верующий, мол, на полном серьезе веришь и собираешься обращаться к властям по поводу переименования Николаева, зачем тебе эти хлопоты, мол, неужели тебе Бог помогает... Это спрашивала умудренная жизненным опытом женщина, за плечами которой годы репрессий и войн, тяжесть разрухи и восстановления, бремя развитого социализма и «демократического» капитализма, видимо, не осознающая, что без Бога, без обретения духовных и исторических корней человек обречен быть говорящим или молчаливым, но скотом. Нельзя было обижать пожилую женщину трудного атеистического поколения, которому с лихвой сверх всякой меры досталось столько горя и работы, поэтому на множество ее вопросов, улыбнувшись, произнес в ответ всего одно слово - «помогает».

В полдень на следующий день после большого церковного праздника Великого Равноапостольного Князя Владимира на могиле преподобного Феофила состоялся молебен, на котором поначалу предполагалось присутствие членов патриотического клуба «Родина» - учащихся Лудонской основной школы.

Ничего нельзя сделать доброго без добрых людей, несущих духовное слово и свет. Желающих поехать на молебен, несмотря на каникулы, оказалось много, но такие нынче времена, что с горючим и транспортом в артели туго. Но все разрешилось, благодаря высшей воле, на удивление легко. В одиннадцать часов к зданию бывшего молокозавода в деревне Новоселье подъехал на микроавтобусе батюшка Роман (Загребнев) с певчими и забрал с собою детишек. Поначалу трудно было признать в вышедшем мне навстречу человеке благочинного Плюсского округа, напоминавшего в длинной почти до пят одежде доброго ладного казака. Открытым взглядом, широчайшей улыбкой, басящим мягким говорком батюшка излучал такую доброту и благодать, от которой светились нежными улыбками не только лица детей и взрослых, но и улыбались окошки близлежащих домов в зарослях яблоневых садов, радостно шелестели кроны деревьев Придорожной липовой и кленовой аллеи, а солнце, до этого момента поливавшее землю жгучими лучами, словно подобрело и стало одарить окрестности ласковым теплом. С появлением батюшки возникла уверенность, что все будет хорошо и все обязательно получится.

В руках у детей были грабельки, ведра, лопатки и букетики флоксов и ранних для данного времени года георгинов. Предполагалось, что народу соберется около десятка человек, а реально оказалось близко к полусотне. Вот ведь как оказывается должен кто-то взяться за богоугодное дело, а к подвижникам примкнут многие очнувшиеся от духовной спячки люди.

Многое познается в сравнении. Одна, может быть, маленькая деталь, невольно бросившаяся в глаза. На молебен в Выбутах приехал глава законодательного собрания, заместитель губернатора, депутаты городской думы. Люди, безусловно, занятые, но нашедшие время и посчитавшие своим гражданским и нравственным долгом быть на месте исторической славы со своими избирателями и народом. А вот первые лица деревни, заранее извинившись, не сумели подъехать, хотя помогли с транспортом, а на молебне были члены их семей. Ни в коем случае не сужу их, ибо суетны и земная жизнь и дела, но как хотелось бы, чтобы местная власть, отложив на несколько минут все срочные дела и заботы, присутствовала на подобных мероприятиях, ибо важнее, чем духовное возрождение людей, живущих на русской земле, дела нет.

Приехавшие детишки дружно привели могилку преподобного в порядок, подровняли грабельками песочек, убрали засохшие веточки. Игумен Роман, облачившись в вышитые золотой парчой одежды, величественно и торжественно ждал, пока народ соберется возле большого деревянного креста, потрескавшегося и почерневшего от времени и непогоды. Певчие матушки, словно голубушки кроткие и лучезарно чистые, сбившись в кучку, благоговейно смотрели на батюшку, готовые красивыми голосами начать песнопения во славу Всевышнего и преподобного Феофила.

Отец Роман стоял напротив креста, по обе стороны от него, словно птенцы, под широкими рукавами одежды сгрудились школьники. Казалось, что игумен воспоет, и дети, словно ангелочки, воспарят вместе с молитвой в синеву бездонного ласкового неба. Вдоль могилы преподобного Феофила выстраивались прихожане, смиренно потупив взгляды и как бы из-под низа поглядывая время от времени на батюшку. За забором лесопилки, располагавшейся на кладбище обители, проносились автомобили, сбавляя скорость до 40 километров в час по причине расположенного на стыке трех дорог поста Государственной автомобильной инспекции. Заметив необычное скопление людей, водители некоторых машин притормаживали, останавливали свое авто на обочине, и пассажиры, потягиваясь, вылезали из салона легковушек и поспешали на холм, где вот-вот должна была начаться служба. Батюшка нараспев произнес первые слова молитвы...

На могиле преподобного горели свечи. Капли воска слезами умиления стекали по основанию свечи и застывали, набегая друг на друга, под легким дуновением ласкового июльского ветерка. Огоньки свечей трепетали в такт речитативу батюшки и пению матушек. Казалось, что крошечные, почти невидимые на свету огоньки, прислушивались то к басистому голосу игумена, то к звонкому и усладительному пению церковного хора.

Батюшка служил молебен, взрослые и дети крестились, ограждая свои души от черных дьявольских сил, которые, что греха таить, расплодились в последние годы в превеликом множестве не только на территории данной пустыни, но и по всей России. Больше всего умиляли дети, неумело, но старательно крестившиеся вслед за батюшкой, повторяя слова молитвы. В какой-то момент все опустились на колени, и в звенящей тишине слышался только голос батюшки, взывающего к нашим ожесточившимся сердцам и заблудшим душам. Коленопреклоненные, застыли ученые мужи, директор оборонного завода, учителя, школьники, сельчане и бывшие военные. Действительно, перед Всевышним все равны независимо от званий и сословий. Впрочем, перед Россией и святой памятью наших предков все также равны, и мы все в неоплатном долгу перед Отчизной, потому что она не только Родина-мать, но и Святая.

Источник:   http://sobory.ru/article/index.html?object=01588

Паломнические поездки к Храму Успения Пресвятой Богородицы в с. Феофилова Пустынь