Центры паломничеств

Паломничества

18 Мая 10Архимандрит Августин (Никитин)

Паломничество в Бари

Путь в Бари

Город Бари издавна являлся одной из основных целей паломничества русских пешеходцев. Ведь там находятся мощи святителя Николая - покровителя мореплавателей. Но морская стихия в старину диктовала свои условия; небольшим парусникам было трудно достичь гавани Бари, поскольку в летнее время года здесь дуют ветры с севера. Поэтому, обогнув полуостров Салентина, корабли швартовались в гавани Бриндизи. Ныне это крупный морской порт с современными причалами для паромов, курсирующих по Адриатическому морю. Мало что изменилось в этих землях с XVIII века, когда здесь в 1724 году побывал киевский пешеходец Василий Григорович Барский: «Тамо градов знаменитих несть, токмо посредние, и тих мало, и не тако лепотни строением, якоже в Италии; един токмо град издалече видехом».

Из Бриндизи до Бари легко можно доехать на поезде. Начиная с Бриндизи сухопутный путь паломников пролегает параллельно тому курсу, которым в 1799 году следовала российская эскадра под командованием капитана второго ранга Александра Андреевича Сорокина (†1827). Главной задачей, которая была поставлена перед российскими моряками, было изгнание наполеоновских войск из Италии. Жители итальянских земель возлагали большие надежды на российский флот: «Один слух о явлении победоносного российского воинства на берега Италии приведет в трепет все французские ополчения», - писал адмиралу Ф.Ф. Ушакову посланник в Неаполе В.В. Мусин-Пушкин.

Это предположение вскоре подтвердилось: 22 апреля 1799 года эскадра А.А. Сорокина подошла к крепости Бриндизи, французский гарнизон крепости бежал, а жители города встречали русскую эскадру «депутацией и радостными восклицаниями». О дальнейшем продвижении отряда А.А. Сорокина можно узнать из его собственноручного донесения Ф.Ф. Ушакову. «12 мая (1799 г.), снявшись с якоря, пошли мы к Бари, - пишет он, - и лишь жители сего города увидели паруса наши, то отправили ко мне депутацию, по принятии коей выслан был на берег самый малый отряд, и не прошло двух дней, как уже приведены были к присяге все города сей области и даже Барлетта».

Нынче российские паломники беспрепятственно добираются до Бари. А еще в середине ХIХ века все было по-другому: «Каждый из иностранцев, думающий посетить священный град (Бари. - а. А.), должен сначала испросить на то позволение от кардинала-архиепископа, папского нунция, а потом от нашей (русской) миссии, наконец от полицейской префектуры».

Бари

Наконец за окном вагона появляются окрестности Бари. Современные постройки не мешают воспринимать предместья этого города такими же, какими их видели наши предшественники: «Окрест града суть много садов мигдаловых, инное овощие имущих, виноградов же такожде и маслин велие изобилие, - сообщает В.Г. Барский, - Тамо пашен мало, от пристанища же морскаго много живет, понеже множество чуждостранних и окрестних людей с кораблей приплывают и куплю деют».

Наконец «железная колесница» заканчивает свой бег по чугунке и останавливается у перрона, где можно прочесть надпись: «Bari». Так сегодня русские паломники прибывают в Бар-град, куда устремлены сердца многих христиан - к нашему молитвеннику и угоднику Божию. «Днесь город Барский радуется, и с ним вся вселенная ликовствует...» - вспоминаются слова церковного песнопения, посвященного празднику перенесения мощей св. Николая в Бар-град в 1087 году.

Грек по национальности, живший в IV веке в пределах Ликии (на юге нынешней Турции), этот заступник прославлен не только в эллинском мире, но далеко за его пределами. Особенно почитаем св. Николай на Руси: ведь нет дома, где бы не висела икона св. Николая. Сколько храмов посвящено этому дивному угоднику Божьему! Сколько молитв возносится к этому заступнику рода христианского, и сколько чудесной помощи, исцелений и исполнения молитвенных просьб являет он постоянно по всей земле!

Многими чудесами прославился великий угодник Божий; среди них - помощь, которую он оказывал «плавающим и путешествующим», за что его имя с благоговением поминается моряками. Однажды корабль, плывший из Египта в Ликию, был застигнут сильнейшей бурей. Сорвало на нем паруса, сло­мало мачты, волны готовы были поглотить корабль, обреченный на неминуе­мую гибель. Никакие силы человеческие не могли ее предотвратить. Одна надежда - просить помощи у святителя Николая, которого, правда, ни один из этих моряков никогда не видел, но все они знали о его чудесном заступничестве. Погибающие корабельщики стали горячо молиться, - и вот святитель Николай появился на корме у руля, стал управлять кораблем и благополучно привел его в гавань.

До глубокой старости сподобил Господь дожить Своего великого угодника. Но наступило время его кончины; после непродолжительной болезни он мирно почил в 342 году и был погребен в соборном храме города Миры (ныне - Демре, Турция). А в 1087 году святитель Николай явился во сне одному апулийскому священнику города Бари и повелел перенести его мощи в этот город.

Пресвитеры и знатные горожане снарядили для этой цели три корабля и под видом торговцев отправились в путь. Эта предосторожность была нужна для того, чтобы усыпить бдительность венецианцев, которые, проведав о приготовлениях жителей города Бари, имели намерение их опередить и привезти мощи святителя в свой город. Баряне, кружным путем, через Египет и Палестину, заходя в порты и ведя торговлю, как простые купцы, прибыли, наконец, в ликийскую землю.

Чудесно сохранившаяся гробница белого мрамора была вскрыта. Она оказалась наполненной до краев благоуханным миром, в котором и были мощи святителя. Не имея возможности взять большую и тяжелую гробницу, баряне переложили мощи в заготовленный ковчег и отправились в обратный путь. Путешествие длилось 20 дней, и 9 мая 1087 г. они прибыли в Бари. Великой святыне была устроена торжественная встреча при участии многочисленного духовенства и всего населения.

... Выйдя на привокзальную площадь, паломники следуют по одной из центральных улиц к Читта Веккия (Старому городу), где находится базилика св. Николая. Через полчаса они могут лицезреть старинные крепостные стены того самого Бар-града, в котором у мощей угодника Божия неоднократно бывали богомольцы из России. «Стоит же на веселом полю, далече от гор, яко едва зрятся от тамо, на месте равном, пещистом, чистом, на самом брезе, яко от единия страни (с одной стороны - a. А.) oграду его омочает волна морская, - сообщал В.Г. Барский об этом городе. - Строением костелов, монастирей и домов есть лепотен, народа в себе живущего имат много, такожде и от приходящих на поклонение по морю и по суху есть множество. Тамо поставлен есть престол архиерейский и архиепископ, тамо живий, началствует. Град той оградою каменою огражден есть лепо, с врати от камене сеченного зданними».

Киевский пешеходец побывал в Бари в 1724 году, а еще ранее, в 1698 году, у гробницы святителя Николая молились члены российского посольства во главе с Борисом Петровичем Шереметьевым. «Сей град Бар стоит на самом берегу моря, невелик, только крепостью очень крепок, и состоит под владением гишпанского короля», - отметил в путевом дневнике один из членов посольства по прибытии в Бари.
Русские паломники посещали Бари не так часто, как Иерусалим и Афон, но поток богомольцев к мощам св. Николая никогда не иссякал. После 1917 года, когда границы были закрыты на замок, в Бари по-прежнему притекали ручейки паломников из русского Зарубежья. Вот что писала одна из православных паломниц, посетившая базилику св. Николая в начале 1970-х годов: «В Бари как-то чувствуется благодать особая от присутствия такого угодника и чудотворца. Там и народ приятней, любезней и более верующий, чем в других городах той же Италии. Иконы Николая Угодника видны всюду - даже в маленьких кафе и ресторанах, на улицах, в нишах, в домах и уж, конечно, в храмах. Везде его чтут, а во многих местах горит лампада перед его ликом».

Герб Бар-града представляет собой щит, вертикально разделенный на две части белого и красного цвета; над щитом изображен святитель Николай, держащий в левой руке Евангелие, а правой дающий народу свое благословение. Бари был велик и славен по всей Европе; он входил в число наиболее почитаемых городов, куда устремлялись паломники:

«В Булонь и в Бари, в Кельн, в Сант-Яго, в Рим,
И трижды в град святой - Иерусалим»,
- писал средневековый английский поэт Джеффри Чосер.

Паломники предвкушают встречу со святыней, которая почивает в Бари с того времени, как в 1089 году папа Урбан II освятил нижнюю церковь и положил в ее алтаре мощи святого угодника Божия - это была строившаяся базилика св. Николая. На Руси издавна празднуется «Никола зимний» и «Никола вешний». Второй праздник как раз и связан с городом Бари. В 1091 году здесь был созван Церковный Собор с участием Киевского митрополита Ефрема, который по возвращении на Русь ввел в Русской Православной Церкви обычай, чтобы перенесение мощей св. Николая Угодника в Бар-град праздновалось у нас 9 мая (ст. ст.).

А в Бари этот день отмечался с особым торжеством. «Накануне 9 мая из базилики выносится изображение Чудотворца в сопровождении множества пилигримов. Каждый из них старается дотронуться изображения или хотя бы его носилок, на которых оно поставлено, - сообщал один из русских богомольцев в начале 1860-х годов. - Затем оно относится в порт и, отплыв несколько верст от города на ярко иллюминованной барке, избранной по жребию, возвращается к вечеру в город, После того несут изображение по всем главным улицам и ставят на особо приготовленное место, а вечером 10 мая вносится изображение св. Николая в базилику. В эти дни город бывает иллюминован».

К древней базилике паломники следуют через старую часть города. «По миновании нескольких извилистых улиц и переулков, мы увидели обширный храм, окруженный в близком расстоянии частными домами, - пишет тот же русский богомолец. - Здесь встретила нас толпа оборванных нищих, от которых мы с трудом освободились». Так было в Бари 150 лет назад, но сегодня обстановка усложнилась.

Беспечно следуя по улице, ведущей в Старый город, странники всё чаще замечают удивленные взгляды, которые бросают на них местные жители. На самом подходе к стенам старого города, местные жители, не зная, как объяснить о грозящей опасности, показывают на сумки, кошельки, видеокамеры, фотоаппараты, висящие на паломнических плечах и поясах. Язык жестов понятен; кто-то произносит слово «мафиози».

Сбившись в «каре», паломники настороженно шагают на узенькую улочку, ведущую к центру Старого города, и тут же их «берут в работу». Около десятка рокеров, сидящих за рулем мотоциклов, как хищные рыбы начинают кружить вокруг группы пилигримов. Словно ожили кинокадры картин итальянских неореалистов; там, по сюжету, неимущие безработные вырывают сумки у зазевавшихся прохожих и быстро исчезают на своих мопедах. Но за десятилетия «рейтинг бедности» обеих сторон несколько вырос: рокеры гоняются за паломниками на японских «Хондах» и «сузуки», а главным объектом их охоты являются видеокамеры.

Базилика св. Николая

Выйдя наконец к соборной площади, паломники чувствуют, как сразу воцаряется тишина, как будто невидимая сила оградила их от местных «татей». С благоговением осеняя себя крестным знамением, богомольцы входят под древние своды собора св. Николая. Известно, что после перенесения мощей угодника Божия в Бар-град в 1087 году, они были помещены вначале в церкви святого Евстафия. Множество чудес происходило от них. Через два года была закончена и освящена нижняя часть (крипта) нового храма во имя святого Николая, сооруженного специально для хранения его мощей, куда они и были торжественно перенесены папой Урбаном II 1 октября 1089 года. Верхняя часть храма (базилика) была построена значительно позже - ее освящение состоялось 22 июня 1197 года.

Мощи св. Николая покоятся в нижнем храме; об этом упоминал, например, один из членов посольства Е.Л. Шереметьева: «Майя 30 числа (1698 г. - а. А.) ходили в церковь, где лежат мощи великого чудотворца Николая: оныя святыя мироточивыя мощи лежат в исподней церкви под престолом, которая церковь сделана под большой церковью в земле».

Но вход в нижний храм надо еще отыскать, и здесь можно последовать примеру киевского пешеходца В.Г. Барского: «Заутра идохом в костел, в нем же опочивают святие мощи святителя Христова Николая. Вшедшим же нам тамо и созирающим, где мощи святого опочивают, и не обретахом. Видехом же множество народа с женами и детьми, входящих внутрь и исходящи вон, по обою страну степенми каменними, тогда уразумехом, яко тамо суть мощи, и текохом абие в след их степенми мраморными широкими, лепотне созданними, под спуд великия церкве, десним (правым - а. А.) входом, два бо суть тамо входи, единаче создание, един одесную и един ошуюю».

Паломники спускаются в нижнюю часть храма к святителю. Там полумрак, тихо, молитвенно; «вшедшим нам тамо внутрь, обретохом тамо церковь лепу, но не велику, яко до половини верхней, кратка бо зело и низка, токмо широка, яко же и верхняя». Затем паломники идут к решетке, отгораживающей престол - там находятся мощи святителя Николая. Все сознают, что это особые минуты, - у самых его святых мощей. Все ощущают благоговейно его близость. Здесь молились сотни, тысячи паломников, притекавших из России к гробнице святителя. С самого начала, как только это стало возможным, они, по дороге к святым местам в Палестину, часто заезжали не только на Афонскую гору, но и в Бари, чтобы поклониться мощам столь чтимого Николая Угодника.

Еще раньше русских сюда начали ездить на поклонение сербы. И по сей день в крипте у престола можно видеть дар сербского царя Уроша 1319 года - большую икону святителя Николая. Он изображен на иконе в архиерейском облачении, но без митры. Как это обычно пишется на иконах - справа Спаситель подает Угоднику Евангелие, а слева - Богоматерь святительский омофор. Внизу стоят на коленях - сам владетельный князь сербский Урош и его супруга.

Стоя именно перед этим образом многие наши предшественники обращали свои молитвы к святителю Николаю. Припав к решетке, смотрели они на ласковый лик чудотворца, и им казалось, что еще часами могли бы они так стоять и молиться и поведать все свои горести и печали святителю Николаю, чтобы облегчить свою душу. Русский дипломат из свиты Б.П. Шереметьева писал: «Престол, стоящий над святыми его мощами, весьма украшен, сделан весь серебряный, высокой работы, вкруг которого сделаны великие серебряные ангелы, также кругом его поставлены многие серебряные же шандалы и лампады; поверх престола сделан образ большой Чудотворца Николая весь серебряной, сидячей, в одной руке держа Евангелие, а другою благословляет людей».

В записках того же автора упоминается и о другой древней иконе св. Николая, хранившейся в то время в ризнице: «в вечеру приходили и были в сакристии, т.е. в ризнице, в которой есть образ чудотворца Николая стоящей, о котором уверяли, что он писан в то время, как еще в живых был чудотворец Николай. Оный образ в великом у них имеется почитании и украшении, вкруг его поставлены многих святых мощей части».

В нижнем храме все идет по издавна заведенному уставу, как это было еще во времена В.Г. Барского: «Престолов точию два имать: един началний и другий подначалний, на них же священници на всяк день, от утра даже до полудня, непрестанно мшат (мша - месса - а. А.), си есть литургисают».

Мощи св. Николая

Паломники долго стоят у решетки, отделяющей их от престола: «Престол оный великий есть загражден спереди, в подобие вертограда, балясами, от мрамора искусне сеченними». В обычное время к мощам, помещенным под престолом, доступа нет: «мощей не отверзают; не имут бо римляне (католики - а. А.) сего обыкновения, кроме великой потреби».

Нужно заранее смириться с тем, что можно будет созерцать лишь престол, под которым находятся святые мощи. Ведь еще в середине Х1Х-го века было нелегко даже посетить крипту базилики, куда нынче можно спуститься беспрепятственно. По сообщению А.Н. Муравьева, намеревавшегося посетить Бари в начале 1840-х гг., «необходимо получить в Неаполе, от нунция папского, письменное дозволение, чтобы быть допущенным в нижнюю церковь, к самым мощам святителя Николая: ибо она открывается только дважды в год, во дни его празднеств, и богомольцы западные обыкновенно довольствуются тем, что воздают поклонение верхнему алтарю. Но и в нижней церкви св. мощи под спудом, и когда отверзаются створчатые дверцы исподнего престола, видно только одно отверстие над ракой чудотворца, но никто не может приложиться к самым мощам великого чудотворца: так мало доступна на Западе святыня сия, столь близкая сердцу каждого православного и особенно русского».

Правда, российские богомольцы могли утешаться тем, что части мощей св. Николая сохранялись в Москве: в Благовещенском соборе Кремля, в храме Трех святителей, в бывшем Сетунском соборе, что под Ивановской колокольней, а в Санкт-Петербурге - в соборе Николы Морского.

Можно также обратиться к воспоминаниям тех русских паломников, у которых все же была возможность лицезреть святые мощи. Перед ними отворялись зарешеченные железные заграждения, после чего «богомольцы, по открытии этих дверец священником, входят туда, и в наклоненном положении осматривают святилище с подобающим благоговением».

Вот свидетельство безвестного иркутского богомольца, который в конце 1850-х - начале 1890-х годов «был допущен к созерцанию честных мощей». Его взору «представилась гробница угодника из лучшего белого мрамора; по тусклости же лампадки, и малому объему самого отверстия, трудно было рассмотреть святые мощи, и одна лишь коленная кость чудотворца, не потемневшая от времени, виднелась яснее прочих костей. Уста мои безмолвствовали и молилось одно сердце», - пишет сибирский паломник.

Вот еще одно описание гробницы св. Николая, перед которой молился другой русский паломник в 1886 году: «Месса идет часа два, после чего по желанию поминают усопших, прикладываются к раке, в глубине которой покоятся самые мощи; часть их едва видна, - пишет он. - В крышке гробницы сделано овальное в 6 кв. вершков отверстие; здесь укрепляется пастором свеча, лишь немного освещающая внутренность гробницы. Почти на аршин ниже видно древнее потемнелое облачение святителя. Затем пастор по желанию достает св. миро, т.е. воду, для сего берет жезл с губкой и влагает в отверстие, где св. мощи, и, вынув обратно, выжимает уже из губки на приготовленное блюдечко миро. Затем дают пить, сливают остальное в особые стклянки и позволяют увозить с собою».

Крипта базилики

Паломничество в Бар-град было одним из самых важных мест поклонения русских пешеходцев, и они уделяли большое внимание описанию внутреннего вида крипты собора. Осматривая ее, следует обратить внимание на каменную колонну, стоящую недалеко от престола у правой стены. Она огорожена круглой решеткой, и к ней подходят верующие, стремясь коснуться рукой прохладного камня, отшлифованного за века до блеска. Так было и во времена наших предшественников; описывая интерьер нижней церкви, В.Г. Барский сообщал, что «ея же верх поддержится двадесят и шестми столпами, иже все подобятся в деле, точию (только - а. А.) един разнствует, менший бо тонкостью от прочих и огражден кратою железною».

О причинах, по которым «сей столб в великом находится у них почитании», поведал своим читателям русский дипломат из посольской свиты Е.П. Шереметьева: «Тоя церкви служители сказывали боярину, как де строилась она исподняя церковь, и ставили в ней мраморные столбы, на которых ныне стоит, и одного де столба не достало, о чем де здатели онаго храма весьма скорбели, что такого вскоре взять негде: после чего увидели в той церкве столб поставлен на своем месте, чему весьма удивились, и благодаря приписали то чудодействию чудотворца Николая: по том подлинно сведали, что оный столб принесен невидимою силою из Мира града, в котором были мощи его».

И действительно, местное предание издавна связывало постройку древней базилики с чудесной помощью Николая Чудотворца. И сегодня местные старожилы могут поведать о том, как под колокольный звон, рано утром, сбежавшийся народ увидел, как седой старец нес колонну к строящемуся храму, в котором и почивают его святые мощи до сих пор. Эту колонну из мрамора «прибило» к берегу, и рыбаки, увидев ее плавающей, побежали к городу, чтобы оповестить людей, но в это самое время зазвонили колокола, и весь народ увидел, как сам святитель Николай с помощью ангелов принес эту колонну к строящемуся храму. Это была недостающая колонна для окончания постройки храма.

Вот как изложено это древнее предание в паломнических записках В.Г. Барского: «Егда токмо сия церковь во имя святителя Христова Николая сдатися начат и основание утвердиша и умислиша я здати на 20 и 6 столпах расположити, и поставиша делатели от мрамора изсеченных кийждо на предуготованном своем месте столпов числом 25. Скорбяху же дозела, яко 26-го недостояше, не могоша бо уже негде обрести мрамора, аще и прилежно искаху, и тако празной оставшейся церкви и делателем, и всему граду в печали бывшу. По неколицех днех, чудесним промыслом великаго чудотворца святителя Христова Николая, явися неякий столп мраморний, вне града на море плавающ, аки некое древо. Видевше же рыбаре и прочии людие, хотяху яти, но никакоже возмогоша егда бо точию кто коснутися хотяше, он потопаше в глубину, последи же паки плаваше, и тако оставиша его. Нощи же надшедшей, и се в самую полунощ, егда вси людие спаша, начата по всем граде гласити кимвалы сами, без двизания человеческого. В то же время св. Николае с двема ангелома оний столп от моря в град и принесши в церковь на месте предъуготованном постави его. Абие же вси в граде возбудившеся, текоша в оную церковь, и иже первее ускориша и притекоша скоро в церковь, видеша очевидно, како св. Николай с двема ангелами поставляше столп, последиже невидим бысть. И видевше людие чудо таковое, прославиша Бога и угодника Его; в незабвенную же память образ чудотворения того написаша на стене высоко, на стране десной (на правой стороне - авт.), в верхнем костеле, иже и доселе пребывает».

Паломники подходят к этому столпу, чтобы через решетку коснуться колонны, с которой связано так много чудесного и таинственного. Она обнесена решеткой для предохранения от слишком усердных паломников, которые веками отламывали кусочки мрамора и уносили их с собой. Ведь эта колонна, молитвами св. Николая, имеет силу исцелять болезни, и те, кто прикасаются к ней с верой и молитвой - исцеляются.

Сведения об этом приводятся в записках В.Г. Барского, который спросил у местного священнослужителя «о вишереченном столпе»: «Чесо ради кратою железною огражден есть?» Вот что услышал в ответ киевский пешеходец: «Столп оний целби многи творит, наипаче же от болезни главной (головной - а. А.), и егда прежде не огражден стояше, мнози начата усечати его или угризати орудиями железними отай, исцеления ради; того ради оградиша его кратою густою, яко токмо коснутися перстами можно, якоже и доселе творят, осязаюше его и целбу приемлющее».

С неохотой паломники поднимаются из нижнего храма, чтобы продолжить осмотр базилики: «Егда же излезохом оттуду, в церковь велику, которая на версе стоит, видехом и строение ея, лепо и честно зданно, три врата великие входние имущое, с столпи каменними и подножием каменним пространно в долготу, висоту и широту расположенное».

Верхний храм

В большом верхнем храме базилики можно видеть серебряный кованый престол - дар царя Уроша (1319 г.). «Престол мраморный с серебром до верха, с серебряными светильниками и многими лампадами. Вид его немного похож на устройство над гробницей святого великого князя Александра Heвского в С. Петербурге, но много древнее ее, с вязью и многочисленными ажурами по серебру», - писал о нем один из русских паломников в 1886 году. Здесь же находится "чудотворная икона святителя Христова Николая по правой стране стоящая, при ней же знаки многи и свидетельства висят новосотворенных в Баре граде по пренесении мощей чудес». В верхнем храме поражают своей красотой резные мраморные украшения, а также изображения эпизодов из жизни св. Николая: «Многая же, на дсках изображенная, сами видихом чудеса и чтохом на них латинские подписи, како и когда сотворишася».

При базилике св. Николая имеется обширная ризница, где хранятся многие драгоценные мощи, иконы, в том числе и присланные императором Николаем I иконы св. Николая в окладе31. А в нижнем храме (крипте) пол вымощен мрамором на средства императора Николая II, после того как он посетил Бари, еще будучи наследником российского престола.

Посещали Бари и другие члены императорской фамилии. Как сообщал в 1861 году один из русских паломников, который встретился в базилике св. Николая с местным священником, «по окончании аудиенции прелат указал на лежавший на столике бриллиантовый перстень и сообщил мне, что эта вещь принесена ему в подарок великим князем Константином Николаевичем, посещавшим Бари в 1852 году, и что кратковременное пребывание высокого путешественника навсегда останется в местных летописях».

Эти строки принадлежат паломнику из Иркутска, который, пожелав остаться безвестным, не указал своего имени в брошюре, озаглавленной «Путешествие иркутянина в Бар-град для поклонения мощам святителя Николая Чудотворца» (СПб., 1861). А между тем сведения, которые приводит он в своем сочинении, сегодня представляют громадный интерес. Чего стоит, например, описание комнаты, смежной с нижним храмом базилики, где хранились картины, дорогие сердцу каждого христианина, а особенно - «по водам плавающего». В других городах Италии такие собрания картин встречаются неоднократно при храмах, поэтому приведем полностью отрывок из книги сибирского богомольца, предпослав этому описанию эпиграф, взятый из его же сочинения:

«Когда кораблекрушаемые взывают к тебе, то скоро подается им помощь и утихают волны морские по твоей молитве к Пречистой Деве».

«При базилике св. Николая в обширных комнатах капитула находятся портреты королей неаполитанских, архиепископов и других замечательных личностей, - пишет иркутский паломник. - После того мы отправились в особенную комнату, смежную с нижнего церковью, и там увидел я много картин под стеклом, вершков 12 в длину и около полуаршина в ширину, писанных масляными красками искусною рукою художника. Эти замечательные картины изображают крушения кораблей на Адриатическом и других морях. События относятся к разным эпохам, но позднейшие к XVIII столетию. Пассажиры в минуту величайшей опасности, когда вся надежда на спасение исчезала в глазах погибавших, когда одно только чудо могло сохранить их, - прибегали к св. Николаю Угоднику, молили его из глубины души своей о заступлении, произнося торжественные обеты рано или поздно посетить Барград, чтобы воздать достойное поклонение мощам святителя. И чего, в самом деле, не мог сделать друг Божий, прославивший себя в течение пятнадцати веков столькими чудесами в подлунном мире! На одной картине корабль без мачты и руля, почти в отвесном положении, готовый, казалось, низринуться в бездну морскую; буря страшная, ночь темнейшая. На другой картине такой же корабль, менее поврежденный, но одинаково безнадежный ко спасению, потому что волны перекидываются чрез борт судна. Погибавшие в невыразимом страхе воздевают руки свои кверху, призывают небо и землю в свидетели своего отчаяния, ожидают помощи от великого угодника Божия. Мольбы кораблекрушаемых услышаны, теплая вера их восторжествовала над опасностью - и посреди этой мглы показывается в облаках благоговейным и вместе изумленным взорам верующих святое изображение заступника Божия в полном архиерейском облачении, а за ним сама небесная Заступница с Превечным Младенцем. На следующих картинах изображен один только Чудотворец. После того мгновенно настает тишина, корабли мчатся к берегу, к надежному пристанищу; все спасены до единого. Погибавшие, по выполнении душевного обета, передавали каноникам обо всех обстоятельствах, сопровождавших это чудесное спасение, объясняя подробно этим духовным лицам: где и когда именно случилось событие; на каком корабле - казенном или купеческом; откуда, и куда пассажиры направляли путь свой и велико ли было число последних. Все это изображалось художником на картинах, а внизу была начертана в кратких словах история крушения на память грядущим векам. Скажу откровенно, я не мог оторваться от этих изображений: всюду являлась неумолимая смерть с ужасными ее последствиями, всюду отчаяние немое, невыразимое. История крушения кораблей на океанах воскресла тогда в моей памяти, и я приходил в невольное содрогание при описании этих ужасов».

Святое миро

Выйдя из базилики на площадь, паломники направляются к небольшому церковному магазинчику, расположенному поблизости. Здесь представлен богатый выбор памятных изображений св. Николая, запечатленных на иконках, ладанках, открытках, буклетах. Католический монах, присматривающий за прилавками, любезно встречает паломников из России. Впридачу к выбранным сувенирам, он раздает каждому по небольшому пластмассовому флакончику с бесцветной жидкостью. На плоской бутылочке выдавлена итальянская надпись: «Базилика св. Николая, Бари. Св. Манна».

Обычай раздавать «манну», т.е. благовонную жидкость, источающуюся от мощей св. Николая, восходит к давним временам, и о нем было издавна известно на Руси. В начале XVII века между Россией и Тосканским герцогством велись переговоры об установлении торговых связей, и в июне 1602 года царь Борис направил с московским посольством грамоту - разрешение на торговлю, а также «мягкую рухлядь» (соболей). 12 мая 1603 года, в качестве ответного дара, тосканский герцог Фердинанд I послал русскому царю святую воду, «которая чудодейственно исходит из тела св. Николая» и является чудодейственным средством от всякой болезни.

Это было в начале XVII века, а в конце того же столетия «манну» от мироточивых мощей получили и члены посольства Б.П. Шереметьева, побывавшие в базилике св. Николая. «Сказывали оныя церкви патры (отцы - а. А.), что де того мира от мощей его чудотворных истекает из всех членов премножество, которого мира всем дают неоскудно великие сосуды; и боярину и братьям его, и при нем бывшим онаго святаго мира наполнили многие сосуды».

Об этой традиции упоминает и В.Г. Барский: «Тамо же раздавается манна святая от мощей Николая искапающее, еже они тамо в своем наречии именуют «манна санкта», то есть манна святая, не вем чесо ради». Пилигримы, получившие на молитвенную память флакончики с драгоценной жидкостью, задаются вопросом: как извлекается миро от мощей св. Николая? Любопытно, что тот же вопрос задал местному привратнику в XVIII веке и любознательный киевский паломник: «Аще убо гроб никогда не отверзается, то како почерпают миро?» Далее Барский сообщает, что гробный страж ответствовал ему: «яко сквозе оное малое оконцо тягнут хитростне единим инструментом».

Из этих кратких слов мало что можно уяснить, но, читая записки члена «Шереметьевского» посольства, находим более подробное повествование. «В сем престоле приделаны дверцы серебряные ж, которые всегда бывают заперты, а отпирают временно, когда случаются приезжие, чтобы им видеть святыя мощи, - пишет русский дипломат, - когда же надобно их отпереть тогда прежде патры преклоняют колени и молятся, а потом отпирают. В оныя дверцы лазят люди по пояс, и смотрят святых мощей в окошечко, которое сделано над самыми мощами, а в то окошечко опущают маленькой шандальчик на цепочке, поставя в него свечку. Тех святых мощей видна только одна нога, и то неявственно, для того, что мощи опущены глубоко а окошечко не велико; в сие окошечко опускным оным шандальцем мало износят мира, и дают пить».

Сегодня то немногое количество мира, что истекает от мощей св. Николая, многократно разбавляется водой, чтобы бесплатно раздавать флакончики многочисленным паломникам, приходящим к гробнице угодника Божия. В прежние времена миро также раздавалось бесплатно; деньги взимались лишь за стеклянные сосуды, которые можно было приобрести поблизости от древней базилики. «Суть тамо близу церкви комори четири, продающие сосуди шклянние, различнаго вида и образа, имущие на себе икону святителя Христова Николая изображенную; суть же неции зело малии сосуди, неции зело хитростне и лепотне созданы, яко дивитися в истинну, - сообщал В.Г. Барский в 1724 году. - Сосуди же они великии продаются праздни (пустые - авт.), ради взятия мира святаго Николая, от мощей его истекающего, которое от церкви его раздавается всем требующим. Неции же сосуди, иже зело малы, наполнении з миром, продаются и запечатани крепко, от них же аз купих неколико сосудец наполненних и два праздних и идох и наполних их в церкви».

Таким образом, бесплатная раздача благоуханного мира от мощей святителя Николая всё же приносила известный доход церковной казне; по словам В.Г. Барского, «мира тамо дается доволно, елико кто хощет, токмо сосуди да будут куплени от комор церковних, на них же есть изображение святаго Николая, кроме бо тех, в инние отнюдь не дают». Куда же шли средства, собиравшиеся таким «зело прехитрым» образом? Ответ находим в записках того же киевского пешеходца: «Посуди же оние строятся коштом церковним, и паки собранное за ня злато на управление церкви и на снабдение гостинници путнической належит».

Итак, согласно сообщению Барского, при базилике св. Николая в те годы имелась гостиница для паломников. Но времена изменились: святую манну паломники получают в бесплатном флакончике, но и гостиницы при храме нет. Можно испросить совета у католического монаха, «в коморе при святой манне состоящего». Любезный инок ответствовует, что, к сожалению, приют для паломников у них не предусмотрен, но что в новой части города имеется православный храм, где можно рассчитывать на ночлег. Всё повторяется в паломнических скитаниях: в 1725 году В.Г. Барский сообщал: «Последи же тот человек советова нам ити к протопопу града того, иже такожде близ церкви живяше, да просим у него место пребивания и вся потребная нам, донележе пребудем в граде».

Русский храм св. Николая в Бари

Сверяясь с картой города, паломники выходят на улицу Бендетто Кроче, стараясь узреть купола православного храма. Храм находится в получасе ходьбы от базилики св. Николая. В наружной стене этого храма вделана большая икона св. Николая, и многие итальянцы, проходящие мимо, крестятся, глядя на нее.

Перед паломниками - церковная ограда и ворота с табличкой: «Корсо Бендетто Кроче, 130». Здесь паломников встречает местный священник, после чего начинается диалог, содержание которого такое же древнее, как и традиция русского паломничества к святым местам. «Узрехомся с ним и поклонихомся ему, иже абие начат нас вопрошати: откуду и что, и почто прийшли, и камо грядем. Мы же ответствовахом вся, и сказа ему, яко сии странние путницы, от стран Московских грядущие на поклонение святых мест»43. После чего настоятель «зва нас в дом, недалече от церкви стоящий, и представив нам трапезу честну, ею же ми удоволившеся, зело благодарны бихом Господеви и оному человеку, ибо гладни приидохом в град, ничесоже ядуше, ничесоже имущее».

После скромной трапезы о. настоятель впускает паломников в небольшую церковную гостиницу и «даде нам место к пренощеванию. Тамо ми обичное свое сотворши моление и благодарение Богови воздавши, уснухом крепко по трудех».

История храма св. Николая

Утром паломники поднимаются в храм, где знакомятся с историей его строительства. Вот краткие сведения, связанные с возве­дением этого островка Православия на итальянской земле. Город Бари, где покоятся мощи св. Николая, особенно близок русскому боголюбивому народу. Издавна шли сюда из России многочисленные паломники, но там не было ни русского священника, ни русского храма.

В начале 1850 года известный русский паломник и писатель А.Н. Муравьев, возвращаясь из Иерусалима в Россию, посетил Миры Ликийские и развалины древнего храма, где первоначально почивали мощи святителя Николая. Пораженный убожеством этих развалин, он воспылал горячим желанием, во что бы то ни стало приобрести в собственность государства Российского это святое место, чтобы там восстановить древний храм. Его усилиями были собраны деньги, на которые был приобретен участок земли. На нем вначале была построена маленькая часовня, но турки встревожились: не военная ли это база? Объявили секвестр с категорическим запретом производить какие-либо работы. Таким образом, там не удалось построить русский храм. Явилась мысль - на имеющиеся деньги соорудить храм в городе Бари, куда по-прежнему устремлялись паломники из России.

О том, какие трудности испытывали при этом русские богомольцы, сообщает А.Н. Муравьев в «Римских письмах». Он с восхищением пишет о двух своих соотечественницах, которые в начале 1840-х годов «совершили это путешествие, к общему изумления всех итальянцев». Это было по тем временам настолько необычное паломничество, что рассказ о нем следует привести полностью.

Итак, «две крестьянки из Пензенской губернии, мать, лишенная владения ног, и 20-летняя дочь ее, одни отправились из России на телеге, в одну лошадь в свое дальнее путешествие, без денег и без языка, расспрашивая как могли, - где дорога в Бари? Как, бывало, в средние века толпы крестоносцев спрашивали у проходящих: куда идти в Иерусалим? Дочь правила лошадью и ходила за матерью, которую сама переносила из телеги в гостиницу и из гостиницы в телегу; денег они не брали и не просили подаяния, но принимали с благодарностью пищу для себя и корм для лошади, которая сделалась членом их семьи. Везде принимали их с изумлением и радушием; кое-где над ними смеялись, но покровительство святителя, ради коего предприняли свой подвиг, им сопутствовало, потому что одни, по самым опасным местам достигли Неаполя, доказав на опыте, что может вера. Тут посланник наш убедил их оставить у него свою повозку, и дал им средства ехать в почтовой карете до Бари и обратно. Они возвратились благополучно и, совершив данный ими обет, отправились опять, тем же образом, на родину».

Так повествует А.Н. Муравьев о паломничестве простых русских женщин к мощам св. Николая, восхищаясь их молитвенным подвигом: «Какой трогательный пример христианской простоты и совершенной преданности воле Божией, которую едва ли можно встретить где-либо, кроме как у нашего православного народа, верного преданиям отеческим».

Казалось бы, такое подвижничество православных богомольцев должно было послужить стимулом для строительства странноприимного дома и храма в городе Бари, но вплоть до начала XX века все проекты не выходили из стадии обсуждения. Вот что сообщалось в «Путеводителе по святым местам Востока», изданном в Санкт-Петербурге в 1910 году: «Путешествия паломников в Бap-град ко гробу св. Николая чудотворца и в Рим к гробам свв. первоверховных апостолов Петра и Павла совершаются без всякого участия в них императорского Православного Палестинского Общества и приурочиваются или ко времени после рождественских святок, или летом после Пасхи, приблизительно к празднику перенесения мощей св. Николая чудотворца в Бар-град. Поездки эти совершаются паломниками на иностранных пароходах и железных дорогах... В Бар-граде нет для русских паломников приюта... Православного духовенства не существует при гробе св. Николая; молебны и литургии служат католические патеры или же грекоуниатский архимандрит... В Бар-граде имеет пребывание, во время прибытия сюда больших партий паломников, русский вице-консул, к которому, в случае необходимости, следует прибегать за помощью и содействием».

Так продолжалось и в последующие годы; как отмечалось в 1913 году в церковной печати, в Бари «круглый год можно видеть на улицах земляков наших, крестьян отдаленнейших губерний, собирающихся сюда, на поклонение всемирно чтимому святому, не знающих местного языка, бесприютных, зачастую совершенно беспомощных, ибо ни священника русского, ни особого консула в Бари до сих пор не бывало».

Но вот к 1913 году из числа российских подданных, живших в Италии, была образована строительная комиссия по постройке в городе Бари русского храма во имя святителя Николая и при нем странноприимного дома. В число членов этой комиссии вошли настоятель будущего храма протоиерей Николай Федотов, архитектор В.А. Субботин и смотритель зданий И.О. Никольский. К тому же времени относится предложение, высказанное великой княгиней Елизаветой Федоровной о постройке временного приюта для русских паломников и небольшой церкви при нем. 20 февраля 1913 года, когда члены строительной комиссии имели встречу с великой княгиней в Санкт-Петербурге, в помещении Палестинского Общества, перед отбытием в Бари, Елизавета Федоровна сказала: «Постройка большого дома и церкви потребует много времени, а как будете вы и паломники без приюта и церкви? Озаботьтесь открытием и того, и другой временно».

Вскоре в России был открыт повсеместный сбор пожертвований на приобретение земельного участка и строительства храма; первой лептой его явились 10000 рублей, пожертвованные императором Николаем II. Из собранных 400000 рублей Палестинское Общество ассигновало на постройку храма и странноприимного дома 200000 рублей, положив остальную сумму на банковский счет, на проценты с которого предполагалось содержать как причт, так и странноприимный дом.

Императорским Православным Палестинским Обществом был приобретен в предместье Бари участок земли в 12000 кв. метров, где было решено построить храм в стиле новгородско-псковской архитектуры XV века, а также странноприимный дом при нем. В те годы новая часть Бари была сравнительно невелика. И если сегодня русский храм находится в черте города, то в 1913 году в тогдашней печати сообщалось, что «место, купленное для русских построек, находится за городом. Правда, это место расположено по улице ("Карбонара"), непосредственно примыкающей к городу и соединенной с ним трамвайного линией».

Закладка храма была назначена на четверг 9 (22) мая 1913 г. Ко дню закладки храма, когда все земляные работы вчерне были уже закончены, в Бари прибыли члены строительной комиссии, а также русский вице-консул в Неаполе В.В. Юрьев, настоятель русского посольского храма в Риме протоирей Х.А. Флеров, настоятель будущего храма в Бари протоиерей Н.В. Федотов, князь Н. Жевахов, русский причт и хор из Рима и, наконец, первый секретарь посольства А.И. Мясоедов. Накануне утром в базилике св. Николая Чудотворца у мощей святителя был отслужен молебен, а вечером в вилле, занимаемой строительной комиссией, отслужили всенощную.

На торжестве закладки присутствовало много почетных гостей: губернатор, городской голова, и с ним весь городской совет, консулы иностранных держав; были флаги, военный оркестр, тысячная толпа народа. Богослужение продолжалось около часа; был подписан акт закладки, начертанный на пергаменте. Было сказано много речей; первую из них произнес синдик города Бари профессор Собиано Фиерозе, который, в частности, сказал: «Я охотно принял ваше приглашение на сегодняшнее прекрасное торжество, потому что усматриваю в нем благороднейшее свидетельство сердечных чувств великого русского народа, равно и потому, что за первым камнем последует возвышенное дело благотворительности на пользу славян-пилигримов, которые будут стекаться сюда на поклонение мощам св. Николая Мирликийского. К этим чувствам, справедливо разделяемым представителями городской администрации, во главе которой я имею честь состоять, присоединяется и чувство благодарности за ту красоту и блеск, которые будут приданы городу Бари вашей постройкой. От имени города я обещаю вам гостеприимство, помощь и почтение к вашим трудам. Мы всегда помним узы симпатии, соединявшие веками барийцев с прибывающими сюда русскими паломниками. Но мы помним также и ту вашу солидарность с итальянцами, какая в моменты пережитого Мессиною испытания (землетрясения в 1908 г. - а. А.) нашла свое удивительное выражение в чудесах храбрости ваших моряков, оказавших свою самоотверженную помощь страждущим».

Князь Н. Жевахов ответил Фиброзе следующими словами: «С глубоким волнением я положил первый камень для вновь созидаемого храма св. Николая - тому святому, которого так горячо любит наша родина и который уже давно соединил нас, русских, с вами, итальянцами, узами сердечной дружбы и симпатии. Это он, святитель Николай, покровитель плавающих по водам, привел наших моряков к вам в Мессину во дни ниспосланных вам тяжких испытаний, и дал нашей дружбе, первым признаком которой является участие в горе и страдании, такое прекрасное выражение. Это он привел нас и сюда, в Бари, чтобы мы еще теснее объединились между собою в общем служении Богу и ближнему, прославляя Того, Кто благословляет все народы без различия ве­роисповедания и национальности».

Исполняя желание великой княгини Елизаветы Федоровны, члены строительной комиссии первоначально устроили странноприимницу, и в одной из ее комнат - домовый храм. 8 июля 1913 года состоялась закладка этого дома, а 24 декабря было совершено освящение домового храма. В устроении церкви принимали участие многие члены русской колонии: архитектор В.А. Субботин давал указания с художественно-технической стороны, протоиерей Н. Федотов и смотритель И.О. Никольский - указания церковного характера; мастера Дмитрий Камышев и Иван Иванов отличились трудом по исполнению «деревянных работ», а десятник В.Г. Антонов - «постоянным наблюдением за ходом работ».

Такую же благодарность заслужили и те прихожане, которые внесли свою лепту в святое дело благоукрашения церкви: И.М. Кузнецов, пожертвовавший ценные крест и лампаду; А.И. Никольская - воздухи, подсвечники; она же взяла на себя личный труд по шитью необходимых для церкви предметов: поручей, покрывал, подризника.

Перед освящением домовой церкви протоиерей Николай Федотов сказал речь, в которой отметил: «Наша домовая церковь - предмет усиленных попечений - наконец готова к открытию... Благодарение Богу! только что раздавался неслыханный для этого города звон к богослужению по православному установлению, а сейчас мы услышим в этой светленькой и украшенной горнице родные церковные песнопения и чтения; отныне мы станем своими молитвенными собраниями в ней ознаменовывать важнейшие события из нашей церковной и народно-государственной жизни и объединяться с нашей великой родиной в единстве мыслей и чувств».

Завершая свою проповедь, сказанную по случаю освящения домовой церкви, протоиерей Н. Федотов совершил исторический экскурс в прошлое тех земель, где ныне воздвигается русский храм во имя св. Николая. Отметив, что «сейчас здесь совершается не просто рождение православной церкви, но возрождение», он продолжал: «Если бы хорошо знать местный край и его историю, то конечно, в нем можно найти непреложные следы Православия, как мы находим их с очевидностью в самой базилике св. Николая: архитектурные, иконописные. Мы знаем, что Апулия, как и соседняя провинция Калабрия, были издревле православными. Православие было представлено здесь многочисленными греческим колониями. Это греки выделили из своей среды проживавшее в Бари большое семейство богатых купцов, по фамилии Доттулов, которые снарядили корабли и организовали перенесение сюда сокровища нашего города: мощей св. Николая, а, привезши сюда, с оружием в руках, отстаивали свое сокровище и построили крипту - подземную церковь, в которой ныне хранятся мощи».

Итак, богослужебная жизнь в православной общине Бари началась. Первые три месяца богослужение совершалось в новой церкви очень часто, и почти всегда она была переполнена; сначала русскими паломниками, которые обычно прибывали в Бари после Рождества Христова группами от 10 до 40 человек, а также итальянцами, которые присутствовали за богослужениями и следили за всем тем, что совершалось, с большим интересом.

Тем временем продолжались работы по сооружению большого, постоянного русского храма и странноприимного дома для паломников в Бари. И, несмотря на то, что в 1914 году началась Первая мировая война, эти работы не прекращались еще некоторое время. Так, в конце апреля 1915 года были закончены все каменные работы; в странноприимном доме вставлены оконные и дверные рамы, на крышу уложена черепица, проведено центральное паро-водяное отопление, стены всех помещений оштукатурены, настланы паркетные полы; церковный купол был собран и покрыт черепицей в июле того же года.

После этого члены строительной комиссии намеревались начать внутреннюю отделку и подготовку для установки иконостаса, который вместе со старинными иконами и церковной утварью предполагалось доставить из России сразу же по окончании войны. Были также начаты работы по устройству ограды участка, по разбивке сада и цветников и посадке деревьев.

15 апреля 1915 года строящиеся в Бари здания и временную церковь посетил архиепископ Северо-Американский Евдоким, по пути к месту своего нового служения заехавший в Бари поклониться мощам святителя Николая. Владыка был встречен в домовом храме священником В.Н. Кулаковым с крестом и святой водой. После обычного молитвословия и многолетия, владыка вышел из алтаря и, взяв у священника св. крест, провозгласил: «Служащим в храме сем и всем труждающимся в сооружении будущего велелепного храма многая лета», а затем обратился к находившимся в церкви членам строительной комиссии и русским работникам со словом назидания, призывая их усердно трудиться над порученным им делом храмосоздательства и довести его до конца.

На другой день, 16 апреля, посетил Бари, проездом на родину, бывший русский посол в Риме А.Н. Крупенский; он осмотрел строящиеся здания храма и странноприимницы. В конце апреля через Бари проследовал в Рим вновь назначенный русский посол М.Н. Гирс. Он также посетил русские постройки, осмотрел производившиеся работы и был изумлен тем, что такие величественные здания возведены менее чем за два года, несмотря на то, что последние 9 месяцев, вследствие войны, работы производились при неблагоприятных условиях.

Ситуация еще более ухудшилась после того, как Италия вступила в войну, начав наступательные действия против своего давнего противника - Австро-Венгрии. Вскоре после начала военных действий против австрийцев, местные полицейские власти явились к председателю строительной комиссии священнику В.Н. Кулакову и предложили ему закрыть черепичную крышу странноприимного дома полотном или деревом, так как имелось опасение, как бы блестящая поливная черепица над столь обширных размеров зданием не послужила мишенью для бомб и разрывных снарядов с вражеских аэропланов. Предложение полиции было немедленно исполнено, так что, когда над Бари 19 мая впервые появились австрийские аэропланы, крыша странноприимного дома была уже покрыта серым холстом. В течение мая - июня 1915 года над Бари три раза летали аэропланы, сбрасывая бомбы на разные части города, но, по молитвам св. Николая, русские постройки остались невредимыми и работы по внутреннему устройству церкви и странноприимницы не прекращались.

Но с каждым месяцем условия для продолжения строительства становились все хуже и хуже и, наконец, дальнейшие работы были прекращены.

...Лишь в 1950-х годах была закончена внутренняя отделка и роспись верхнего храма художником Альбертом Бенуа. Верхний храм был торжественно освящен в воскресенье 9 (22) мая 1955 года. На это торжество прибыло православное духовенство из Италии, Франции и Бельгии; многочисленные паломники съехались из ряда стран Европы. Всё православное население Бари и его окрестностей - русские со всей Италии, греки, румыны и славяне - пришли помолиться в новом православном храме, который с трудом вмещал всех молящихся.

Все торжество передавалось по радио и снималось на кинопленку. Было что послушать и на что посмотреть: все духовенство в блестящем богатом облачении, прекрасно пел хор. В местных газетах об этом событии были помещены прекрасные отзывы.

Но не все здесь обстояло благополучно. Немало тревожных минут пережил этот храм. Дабы избежать захвата храма, а, отчасти, и за долги, пришлось отдать городскому управлению странноприимный дом и часть сада. Вне прямого ведения муниципалитета оставался только храм, но и в этом направлении оказывалось сильное давление; под угрозой находилось самое существование храма. Православная община в те годы была очень небольшая и очень бедная; ее составляли немногие русские, другие славяне, а также греки. В последние годы сюда приезжает все больше и больше паломников, среди которых много молодежи из разных стран. Отрадно, что русские души тянутся к великому святителю, который, не будучи русским, стал самым почитаемым святым земли русской.

В конце 1990-х годов в Барии резко увеличился поток паломников из России. Сообразуясь с изменившейся ситуацией, городские власти приняли решение, согласно которому большой (верхний) храм был передан Московской Патриархии, а нижний (малый) по-прежнему оставался в собственности Русской Зарубежной Церкви. В 2006 году произошло реальное воссоединение обеих Церквей, и теперь в храме святителя Николая в Бари паломники могут молиться «едиными усты и единым сердцем».

Источник:   http://www.poklonnik.ru/site.xp/057053056124.html

Места:
Базилика Святого Николая в г. Бари
Церковь Николая Чудотворца в г. Бари


Если отзыв Вам понравился и Вы хотите тоже посетить эти святыни, то приглашаем ознакомиться с соответствующими паломническими турами.


Комментарии

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы добавить комментарии